Злые люди терпят неудачу

Fallback Image

Пол Грэм — знаменитый венчурный инвестор из Кремниевой долины, создатель акселератора Y Combinator и автор известной книги Hackers & Painters.

Меня недавно поразило, как мало из известных мне успешных людей подлы и грубы. Есть исключения, но их удивительно мало.

Подлость — дело вообще распространенное. Интернет показал нам, насколько грубыми и неприятными могут быть люди.

Несколько десятилетий назад лишь знаменитые люди и профессиональные писатели могли публиковать где-то свое мнение.

Теперь это может каждый, и мы все в состоянии увидеть длинный хвост тех гнусностей, которые от нас прежде были скрыты.

Но хотя подлых людей явно довольно много, среди самых успешных моих знакомых их почти нет.

В чем же дело? Неужели между подлостью и успехом обратная связь?

Отчасти дело, конечно, в отборе знакомых. Я знаю лишь людей, которые работают в определенных областях: это основатели стартапов, программисты, профессора.

Я готов поверить, что в других областях успешные люди могут быть подлыми. Может быть, таковы успешные менеджеры хедж-фондов — я их недостаточно знаю, чтобы это утверждать.

Вполне вероятно, что самые успешные наркоторговцы — подлые люди.

Но в мире, по крайней мере, есть большие области, где подлецы не командуют, и эти территории, похоже, растут.

Моя жена Джессика, сооснователь Y Combinator — одна из тех редких людей, что способны просвечивать других насквозь.

Брак с ней — это как стоять рядом с рентгеновским сканером багажа. Она пришла в мир стартапов из инвестиционного банкинга и всегда поражалась, насколько часто успешные создатели стартапов оказываются хорошими людьми, и насколько часто дурным людям не удаются стартапы.

Почему так? Думаю, причин несколько. Во-первых, подлость оглупляет.

Именно поэтому я ненавижу ссоры. Во время сражений невозможно добиваться лучших результатов.

Победа — это всегда производная от ситуации и вовлеченных в нее людей.

А в ссорах не побеждаешь, думая о больших идеях — ты должен думать о трюках, которые подойдут в данном конкретном случае.

Но усилий они отнимают не меньше, чем когда ты обдумываешь реальные проблемы.

И это особенно болезненно для людей, которым не все равно, как используется их мозг: он работает интенсивно, но это ни к чему не приводит, как машина, в которой крутятся колеса, но она не продвигается ни на сантиметр.

Стартапы не добиваются успеха, нападая на кого-то. Они выигрывают, вставая над схваткой.

Конечно, есть исключения, но обычно путь к победе — это опередить всех, а не останавливаться и вступать в битву.

Еще одна причина, по которой подлецы-предприниматели проигрывают — они не могут убедить лучших людей работать на них. они могут нанять людей, которые будут с ними мириться, потому что им нужна работа.

Но у лучших профессионалов есть другие варианты. Подлый и грубый человек не может уговорить таких людей работать на него, если только он не гений убеждения.

А в стартапах наличие лучших людей критически важно.

Кроме того, если ты хочешь сделать что-то великое, очень полезно исходить из добрых побуждений. Самые богатые основатели стартапов — это не те, кто все время думает о деньгах.

Те скорее примут выгодное предложение о покупке, которое делают почти каждому успешному стартапу.

Но те, кто продолжает двигаться вперед, руководствуются чем-то иным. Они, может, и не говорят этого прямо, но они обычно стараются сделать мир лучше.

А значит, люди с таким желанием имеют естественное преимущество.

И здорово, что стартапы — не единственный, случайно выбранный тип организации, где подлость и успех несовместимы. За таким устройством работы — будущее.

Большую часть человеческой истории успех подразумевал контроль над ограниченными ресурсами.

Его добивались с помощью войн, как в буквальном смысле, так и в метафорическом — как между финансистами «позолоченного века», которые сражались друг с другом, строя железнодорожные монополии.

Как правило, успех означал победу в игре с нулевой суммой. И большинстве таких игр подлость была не обременением, а скорее преимуществом.

Но это меняется. Все больше становится игр с ненулевой суммой.

“Все чаще мы побеждаем, не получив контроль над ограниченными ресурсами, а придумывая новые идеи и создавая что-то новое”.

Такие игры были давно. В III веке до н.э. Архимед победил именно таким образом. По крайней мере, пока его не убили оккупанты-римляне.

И это объясняет, почему произошла такая перемена: чтобы новые идеи были значимы, нужен определенный уровень гражданского порядка.

Это не просто отсутствие войны. Это и отсутствие экономического насилия, которое магнаты XIX обращали друг на друга, а коммунистические страны — на своих граждан.

Людям важно чувствовать, что созданное ими не будет украдено.

Так всегда было с мыслителями, с них и начался этот тренд.

Если посмотреть на известных нам из истории успешных и не безжалостных людей, то это прежде всего математики, писатели и художники.

Но сейчас здорово то, что их образ действий распространяется все шире.

Игры, в которые играли интеллектуалы, теперь проникают в реальный мир, и это разрушает историческую связь между грубостью и успехом.

Поэтому я очень рад, что перестал об этом думать. Мы с Джессикой всегда много работали над тем, чтобы наши дети не вели себя подло. Мы готовы терпеть шум, фаст-фуд, но не подлость.

И теперь у меня есть не только дополнительный повод обрушиться на подлость, но и еще один аргумент, когда я это делаю: подлость приводит к поражению.

Источник: Современный Бизнес

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: