Эдвард Льюис больше не нужен красоткам: эпоха прямых инвестиций подходит к концу

Источник: Экономический журнал

Долгое время прямые инвестиции (private equity, PE) были одним из главных источников роста компаний. Но сегодня эта модель уязвима как никогда.

Расцвет private equity пришёлся на 1980-е и 1990-е годы, рассказывает The Conversation. Напомним, к таким инвестициям относят вложения в действующие компании, акции которых не торгуются на бирже, при этом инвестору переходит не менее 10% компании.

Популярность подобных вложений была так высока, что даже нашла своё отражение в кино: именно ими занимался Эдвард Льюис — герой Ричарда Гира в фильме «Красотка» (помимо общения с героиней Джулии Робертс). Теперь же, похоже, закат этого бизнеса не за горами.

Избыток капитала на рынке привёл к тому, что многие инвесторы предпочитают вкладываться в более прибыльные высокорисковые активы (то есть предпочитают венчурные инвестиции), а приобретение долей в предприятиях стало обходиться намного дороже – рост цен акций на фондовых биржах повлиял и на оценку непубличных компаний.

В результате доходность прямых инвестиций стала заметно ниже доходности тех же фондовых индексов. А так как прямые инвестиции отличаются долгосрочным характером (с момента покупки доли PE-фондом до её продажи может пройти 10 лет), этот разрыв нельзя объяснить только успехами фондовых рынков последних лет. Всё намного глубже.

В последние годы резко обострилась конкуренция между PE-фондами: многие партнёры, получившие опыт работы в прямых инвестициях, вышли из фондов и запустили свои проекты в той же сфере. При этом привлекательных для РЕ объектов – устойчивых бизнесов, которые обычно продаются материнскими компаниями как непрофильные активы – больше не стало. Возросшая конкуренция толкает стоимость таких компаний вверх; прибыли PE-фондов падают.

К тому же многие компании уже прошли через этап private equity. Инвесторы уже наладили их бизнес-процессы, сократили расходы и продали по рыночной цене. Заработать на них что-то ещё очень сложно.

А бывает и по-другому. Взять хотя бы историю с недавним крахом авиакомпании Monarch. Инвесторы из РЕ-фонда Greybull Capital вложенные в компанию £250 млн вернут, а вот банки и другие кредиторы рискуют остаться ни с чем. Каким «вторичным» прямым инвесторам будет интересна погрязшая в долгах компания, из которой «первичные» прямые инвесторы выжали все соки?

Да, на рынке прямых инвестиций по-прежнему полно денег (в 2015 году только в США объём РЕ составил $185 млрд). Но во многом интерес инвесторов к таким вложениям основан на прошлых успехах, в то время как будущее private equity вызывает немало сомнений.

Судя по всему, рынок ждёт немало банкротств РЕ-фондов, а банки будут намного осторожнее финансировать подобные проекты.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: