Внутри хакерской лаборатории Ledger

Перевод статьи Кейла Гатри Вайсмана для Breaker Magazine.

Сама комната довольно невзрачная — несколько столов возле стен и ещё один посередине.

На столах дорогое оборудование — материнские платы, несколько мониторов (один со стикером Sega), провода, датчики, ноутбуки.

Небольшая группа компьютерных гиков в свитерах возиться с устройством, пытаясь его взломать (или сломать). Я в “лаборатории атаки”, которая находится в парижском офисе Ledger.

Это место компания не афиширует; на самом деле, я первый журналист, которому тут удалось побывать.

В Ledger, которая занимающейся производством аппаратных кошельков, работает команда из восьми человек, чья задача — взламывать как собственные продукты, так и устройства конкурентов.

Лаборатория под названием «Донжон» (Donjon) несколько раз добивалась в этом успехов.

Недавно Ledger выявил три серьёзные проблемы в популярных аппаратных кошельках Trezor, о которых компания проинформировала производителя — чешскую компанию SatoshiLabs (подробнее об этом ниже).

Донжон — удачное название, которое означает внутреннюю башню в средневековом замке.

Офис Ledger представляет собой сеть запутанных коридоров, спрятанных за двумя большими дверями во 2-м округе Парижа.

Само пространство можно охарактеризовать как WeWork в конюшне Наполеона.

Большие каменные стены, окруженные деревянными балками, соседствуют с современным рабочим пространством. Гладкая черная металлическая решетка перекрывает старые колонны, образуя каркас офиса.

Столов и конференц-залов тут много — сотрудники работают в большом и удобном оупенспейсе.

В отделе по кибербезопасности, которое находится в дальнем углу офиса, один инженер в пуловере (кажется, это неофициальная форма команды) показывает мне красную печатную плату.

Это устройство, по его словам, было разработано в Донжоне для выполнения различных атак по сторонним каналам.

Они ставят чип на красную поверхность, подключают его к нескольким проводам, калибруют и… пытаются взломать.

Они спросили, хочу ли я предоставить чип своей дебетовой карты для эксперимента — я вежливо отказался.

Само пространство предназначено не только для взлома устройств, но и для создания более сильной безопасности в системах на блокчейне.

«Наша цель — оценить безопасность всего, что мы делаем, а не только убедиться в том, что мы можем найти все уязвимости в наших продуктах, или в продуктах конкурентов» — говорит мне соучредитель и генеральный директор Ledger Эрик Ларшевек.

«Ledger хочет показать, какие аспекты нужно оценить, чтобы доказать общую безопасность продукта. Если у вас есть эти аспекты оценки и вы можете провести оценку — значит, вы создаёте стандарты» — говорит он.

Одна попытка атаки, которую они пытались реализовать, фокусируется на потоке электричества.

Идея состоит в том, чтобы отключить встроенное программное обеспечение, отключив электричество на долю секунды.

При запуске команда Донжона смогла использовать этой сбой, в результате чего прошивка пропустила важный шаг — ввод PIN-кода на устройствах Trezor и Keepkey.

Ещё одна симуляция атаки ориентировалась на энергопотреблении устройства. Команда использовала осциллограф для отслеживания энергопотребления при вводе PIN-кода в устройство.

Затем команда Донжона внимательно проанализировала сигнал, чтобы понять, есть ли какие-либо характерные признаки при вводе неправильного PIN-кода.

И, оказывается, есть. Подобная атака по стороннему каналу позволяла угадывать правильный PIN-код на устройстве в среднем за пять попыток (кошелёк Trezor допускает 15 попыток ввода PIN-кода).

Я был посторонним в лаборатории, человеком, который лишь смутно понимал то, что они делают. Но я увидел, насколько утомительна работа этой команды.

Например, чтобы откалибровать осциллограф для обнаружения электронного сигнала для атаки по стороннему каналу, они должны откалибровать датчики, чтобы убедиться, что они точно направлены в нужное место.

Если он сдвинется на нанометр в сторону, показания будут неточными.

Инженеры говорят мне, что на то, чтобы найти место на чипе для атаки, им нужны дни (если не недели). А потом, когда они это сделают, кто знает, будет ли атака успешной.

Это как найти иглу шириной в микрометр в стоге сена размером с футбольное поле.

Тем не менее, Донжон работает около года и команда уже обнаружила несколько серьёзных уязвимостей.

Они сосредоточили большую часть своего внимания на аппаратном кошельке Trezor (который приобрёл себе Джек Дорси), и нашли в нём три больших уязвимости.

Одной из них была атака с помощью подбора PIN-кода по стороннему каналу (описана выше; в последнем обновлении Trezor эта уязвимость устранена).

Донжон также доказал, что можно имитировать подлинность упаковки Trezor и предварительно создавать сид в устройстве (команда Ledger хотела применить протокол безопасности Trezor для своей упаковки).

По сути, это означало, что кто-то мог купить Trezor, вставить вредоносное ПО в устройство, которое могло бы, например, отправить активы на другой адрес, а затем сделать так, чтобы оно выглядело абсолютно новым, и перепродать его.

Конечно, эта уязвимость может касаться других устройств — мир тонет в контрафакте.

Команда также выполнила ещё одну атаку по стороннему каналу, которая извлекала закрытые ключи из Trezor (хотя единственный способ выполнить этот взлом требовал знания ПИН-код от устройства).

Все три атаки — это предостерегающие истории. Недостаточно поместить свои активы в аппаратный кошелёк и назвать это абсолютной безопасностью.

Ларшевек говорит, что цель лаборатории не просто в поиске уязвимостей в устройствах конкурентов, а в том, чтобы сделать их более ответственными в блокчейн-индустрии.

Чарльз Гийем, руководитель отдела безопасности, говорит, что Донжон оценивает безопасность Ledger (а также конкурентов) пытаясь поднять планку качества.

«Я считаю, что нам нужно больше схем сертификации безопасности в этой индустрии» — говорит Гийем.

Ledger, безусловно, имеет все возможности для решения проблем безопасности.

Год назад компания привлекла $75 млн, чего, по словам Ларшевека, достаточно для того, чтобы расширить компанию и подготовиться к любым препятствиям в индустрии.

Во время биткоин-бума компания была прибыльной, теперь — нет.

Но Ларшевек говорит, что у Ledger есть ресурссы на три года, и к этому моменту рынок должен вернуться и ещё раз продвинуть бизнес вперед.

Источник: CoinSpot.io

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: