Почему HODLing мешает перспективам биткоина как общей валюты

Источник: Современный бизнес

Майкл Дж. Кейси (Michael J. Casey) – председатель консультативного совета CoinDesk и старший советник по исследованиям блокчейна в Цифровой валютной инициативе MIT.

В этой статье Кейси утверждает, что привлекательность биткоина в качестве инвестиции может снизить его эффективность как валюты и требует тестирования альтернативных моделей криптовалюты.

Биткоин-трейдеры любят говорить, что их лучшая торговая стратегия не в том, чтобы покупать и держать, а покупать и «HODL» – держать изо всех сил.

И подобная стратегия в сотый раз окупается. Цена биткоина отскочила от резкого падения в сентябре, преодолев прилив дикой волатильности, которая отпугнула бы даже самого опытного Уолл-стрит-трейдера из других рынков. Несмотря на множество однозначно негативных новостей, от закрытия Китаем биткоин-бирж до надвигающегося форка в коде криптовалюты, из-за которого сообществу угрожает хаос и озлобленность, у нас снова новый рекордный максимум в более чем $5 200, установленный сегодня, и вполне возможно, что это не предел.

Я вижу две основные причины, почему биткоин столь ценится. И это, без сомнения, вызывает недоумение таких людей, как гендиректор JPMorgan Chase Джейми Даймон (Jamie Dimon).

Одна из них несколько тавтологична – это тот факт, что биткоин вообще существует, что он, по-видимому, не может умереть. Как будто подтверждая мировоззрение HODL, обстоятельства, которые случилось в последние два месяца, словно проверяют биткоин на прочность и в конечном счёте доказывают, что децентрализованная модель может противостоять любым попыткам закрытия: будь то предпринимаемым извне или внутри сообщества пользователей.

Вот что ценно. Чем больше биткоин отмахивается от атак, тем больше он подчёркивает свою основную ценность как незаменимую валюту для людей.

Второй столп, поддерживающий ценность биткоина, – это его дефицит. Хотя биткоин продолжит генерировать новые монеты до тех пор, пока общий объем не достигнет 21 миллиона в 2140 году, протокол распределяет их таким образом, что 80% уже в руках пользователей. Эта функция ослабевающего распределения будет держать биткоин в дефиците и в будущем.

Но тут есть один парадокс: эта функция дефицита может фактически подорвать биткоин как валюту.

HODLing = hoarding (держание = накопление)

В своих стремлениях выполнить три функции денег – способ накопления, средство обмена и мера стоимости – биткоин, можно сказать, приговорён к успеху. Встроенный дефицит, несмотря на ожидаемый растущий спрос на вездесущий финансовый инструмент, создал удивительный способ накопления для децентрализованной цифровой экономики 21 века.

Биткоин в этом узком смысле – намного лучшая, высоколиквидная цифровая версия золота. Но пока все эти приверженцы принципа HODL держат монеты вне обращения, их будет не достаточно, чтобы люди могли использовать их для покупки товаров и услуг.

Да, платёжный оператор BitPay сообщает об увеличении транзакций, вот только их исходное число очень низко. Подавляющее большинство транзакций биткоина не являются коммерческими по своей природе, а ряд продавцов, экспериментирующих с биткоином в 2014 и 2015 годах, с тех пор прекратили его принимать.

Как часть глобальной торговли биткоин – мелкая сошка.

Этот недостаток вряд ли исправят, даже если кто-то найдёт способ масштабировать пропускную способность транзакций биткоина, будь то через решения на основе цепи или нет. Если люди поймут, что более выгодно удерживать биткоин, никакие быстрые, низкооплачиваемые транзакции не заставят их расстаться со своими монетами. В соответствии с Законом Грешема (Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие), они вместо этого будут совершать сделки в худшей валюте. Например, в долларе.

Конечно, любая достойная, функционирующая валюта должна быть в некотором дефиците, чтобы сохранить свою ценность; сейчас никто не хочет принимать венесуэльские боливары. Но, как часто отмечают многие экономисты, ни одна валюта не должна быть чрезмерно привлекательной в качестве способа накопления. Если слишком много людей накопит валюту, слишком мало её попадёт в обращение в качестве средства обмена, из-за чего менее вероятно, что её примут как меру стоимости.

Эта теория предполагает, что идеальная денежная политика включает небольшое количество инфляционных ожиданий. Именно поэтому большинство центральных банков формально нацелены на уровень инфляции в 2 процента – это сигнализирует о том, что они хотят найти баланс между слишком большой и слишком малой денежной экспансией. Проблема в том, что многие из них не достигают этой цели и в конечном итоге обесценивают валюту в чрезмерной инфляции, как случилось в Венесуэле, или создают вредную дефляцию, как в случае с валютной привязкой Аргентины в 1991 году. Возможно, есть лучший, автоматический способ оптимизации денежной политики, чтобы люди как сохраняли, так и тратили свою валюту, а в идеале – криптовалюту, которую никто не может закрыть.

Разумеется, практически невозможно представить, чтобы биткоин-алгоритм изменили для увеличения предложения. Пользователи, майнеры и бизнес никогда не согласятся на подобное снижение привлекательности биткоина.

Справедливости ради стоит сказать, что если бы Сатоши Накамото не встроил дефицит, чтобы удовлетворить спрос, у нас бы никогда не было биткоина, а также широкого поля других криптовалют и технологии блокчейна. Но теперь, когда прецедент установлен, разработчики альткоинов имеют возможность экспериментировать.

Экспериментирование с инфляцией

Это и происходит в Цифровой валютной инициативе MIT Media Lab (Digital Currency Initiative, DCI), где я старший советник. DCI запустила K320, экспериментальную криптовалюту, первое предложение криптографического ядра блокчейн-инструментария (cryptokernel blockchain toolkit), разработанное исследователей Джеймсом Лавджойем (James Lovejoy).

K320 запускается с биткоин-подобным расписанием релизов в течение первых восьми лет, но после этого слоты постепенно увеличиваются на 3.2 процента каждый год. Он основан на правиле k-percent Милтона Фридмана, в котором говорится, что денежная масса должна быть увеличена на фиксированное число ежегодно независимо от состояния экономики.

3.2 процента – это попытка как можно лучше установить темп роста, это значительно больше 2-процентного показателя целевой инфляции центрального банка. Теоретически этого показателя хватит, чтобы люди из-за истощения стоимости принялись использовать монету, но он не настолько высокий, чтобы люди её бросили.

Но мы узнаем всё лишь тогда, когда протестируем. Возможно, потребуется более динамическая модель, в которой, к примеру, денежная масса настраивается автоматически на основе цифровой проверки скорости транзакций. Нужна новая область криптоэкономических экспериментов.

Какими бы ни были результаты этих исследований, я не думаю, что биткоин-инвесторам следует чего-то бояться. В конечном счёте, постоянство биткоина, встроенный дефицит и политический нейтралитет дают ему возможность стать своего рода глобальной резервной валютой для масс – цифровой опорой, которой все владеют так же, как страны владеют долларовыми резервами как формой национальной страховки.

Тем не менее реальные надежды криптовалют заключаются в том, что они позволяют нам перестроить наши сломанные денежные и платёжные системы, делая их менее репрессивными, более эффективными и доступными для всех. Нам нужна единица ценности, которой люди будут легко обмениваться друг с другом.

А для этого дефляционный актив, в котором много приверженцев HODL, просто не подходит.

 

 

 

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх