«Не могу сказать, что Украина сильно привлекательна для IT-специалистов». Павел Либер, «EPAM Беларусь»

Беларусская IT-платформа «Голос» проводила альтернативный подсчет голосов избирателей и перепроверяла результаты по каждому участку. Команда проекта, опасаясь преследований, оставалась неизвестной до 20 августа, когда директор департамента IТ-компании EPAM Павел Либер на своей странице в Facebook признал, что является одним из создателей «Голоса».

Сейчас Павел временно проживает в Киеве. Издание «НВ» опубликовало с ним большое интервью о том, как создавался «Голос», как он развивается теперь и что будет с беларусским IT. AIN.UA выбрал самое интересное.

Как возник «Голос»

Поскольку ЦИК не дает прозрачной информации о процессе выборов, доверия к подсчету голосов избирателей не очень много, бюллетени извлечь и пересчитать нельзя, — мы вынуждены просто верить числу, которое нам озвучили по телевизору. Мы решили проверить это с помощью цифровых технологий.

Мы прошли путь классического стартапа: несколько ребят собрались вокруг одной идеи, начали работу. Потом мы поняли, что нужны еще компетенции, и начали добирать волонтеров. К выборам нас было уже 40 человек. Это такая суперуспешная история стартапа в очень краткие сроки.

Получился хороший IT-продукт, который буквально за две с половиной недели прошел путь от нуля пользователей до одного миллиона двухсот тысяч.

Если бы это был классический IT-проект, то, с учетом той команды, которая у нас была, и средних расценок, это стоило бы порядка $150 000.

Как проверяли результаты выборов

Мы даем возможность выбрать кандидата, за которого голосовал избиратель, подтвердив это номером телефона (в Беларуси сим-карты нельзя купить без паспорта, поэтому номер является неким уникальным идентификатором). Затем, в день выборов, пользователь фотографирует бюллетень со своим волеизъявлением и отправляет его через чат-бот в мессенджере Telegram или Viber на платформу.

Дальше в процесс включается нейросеть. Мы просили людей сфотографировать бюллетень с двух сторон (где человек отдал голос и где есть подписи членов избирательной комиссии) и нейросеть анализировала, в том числе, и подписи членов комиссии, — если подписи в бюллетене не совпадают с другими подписями на этом участке, значит это какая-то ошибка и такой голос не учитывался.

Также мы учитывали ID устройства, с которого нам присылали бюллетень, повторяемость бюллетеня в системе (чтобы человек не смог с двумя сим-картами отправить один и тот же бюллетень дважды). Был набор параметров, который позволял нам отсечь определенное количество фрода. 

Также у нас была группа зарубежных волонтеров (порядка 400 человек), которые, в случае, если нейросеть не могла точно определить картинку, включались в работу, и либо отбраковывали бюллетень, либо принимали голос избирателя. После этого специальная узкая группа модераторов, которой мы доверяем, перепроверяли работу этих волонтеров.

Почему Либер раскрыл себя

Мы периодически встречали комментарии о том, что нет гарантий, что «Голос» — не разработка зарубежных спецслужб и т. д. 

Я достаточно известен в беларусском IT, мы делали множество социальных проектов (в том числе и в сотрудничестве с государством), и я решил, что если выйду со своим лицом, то это даст больше доверия к результатам. Становилось понятно, что «Голос» делают беларусы для беларусов. 

Я не жалею об этом, прекрасно понимаю риски и сейчас не могу вернуться в Беларусь и чувствовать себя в безопасности, но, при этом, считаю, что уровень доверия к проекту очень сильно возрос.

О преследованиях в Беларуси

В различных провластных Telegram-каналах выкладывались списки людей, которые«участвуют в незаконной деятельности», в свержении режима, и мои имя было в них.

Все люди, которые остались в Минске, были задержаны. Они не были даже разработчиками — просто администрировали соцсети и т. д. Сейчас шесть человек находятся в СИЗО КГБ. Они не выехали из Минска и достаточно быстро были задержаны.

О переезде в Украину

У нас и так IT-сфера находится в крайне подвешенном состоянии, и, если на нее начнут давить, все айтишники просто возьмут и улетят в ту же Украину, например. Украина массово рассылает предложения офисов, коворкингов и рабочих мест — наши айтишники завалены предложениями.

Я руковожу подразделением, в которое входят специалисты из восьми стран, включая Украину, поэтому очень хорошо знаю, как работает система налогообложения в Украине. И очень хорошо знаю, что айтишник, который приезжает сюда, без гражданства и вида на жительство, платит совсем другие налоги.

Не могу сказать, что Украина сегодня очень сильно привлекательна для IT-специалистов — именно из-за налогов. Мы, скорее, ожидаем оттока людей в Латвию, Литву и Польшу, которые уже сегодня заявили о том, что рады принимать беларусский бизнес и айтишников, упрощать визовый режим и т. д.

Хотя часть специалистов, безусловно, приедет и в Украину в том числе. Нужно понимать, что Украина, как мне кажется, ментально очень близка беларусам. Мы очень хорошо понимаем язык, здесь очень открытые люди, поэтому, повторюсь, часть специалистов приедет сюда. Если бы Украина могла каким-то образом налоги для таких приезжих хотя бы уровнять с налогами физлиц-предпринимателей (создать какой-то компромиссный режим), количество приезжающих было бы больше.

Временный релокейт или переезд навсегда?

Если ничего в Беларуси не изменится, то это не будет временно. Эволюцию невозможно повернуть назад, эволюцию сознания — тем более. Люди, которые увидели, как их сограждан бьют и убивают, люди, которые увидели, что закон в стране работает только на одного человека, просто не готовы дальше в этой стране жить. Они понимают: как бы хорошо им не жилось (а IT живет хорошо в Беларуси), к ним могут прийти и завтра всё забрать, а закона, который бы их защищал — не существует.

Тот же Viber, который у нас достаточно активно развивался, после того, как избили двух сотрудников компании, закрылся, заявив, что не инвестирует в страну, в которой нет закона.

Многие, думаю, поступят также, потому что сегодня многие IT-компании кросс-географические, и для них вывезти людей из Беларуси в любую страну, где есть еще один офис, гораздо выгоднее, чем пытаться набрать людей на локальном рынке.

Источник: ain.ua

Читайте также

Вверх