Как ноутбук за $100 должен был изменить мир. И провалился

Источник: ain.ua

Издание The Verge разобралось в наследии технологической инициативы OLPC (One Laptop Per Child).

Она была призвана обеспечить сотни миллионов детей по всему миру дешевыми компьютерами.

Предполагалось, что проект решит образовательные проблемы в развивающихся странах.

Вместо этого все закончилось сокрушительным провалом.

Первое устройство от OLPC презентовали на саммите ООН в 2005 году.

Основателя проекта, визионера Николаса Негропонте, представлял генеральный секретарь Кофи Аннан.

Негропонте, за которым к тому времени числилось создание MIT Media Lab, объяснял — лэптоп за $100 будет иметь все функции обычного компьютера, но потребует так мало электричества, что питание сможет обеспечить ручной генератор.

Он также будет надежно защищен, дети смогут пользоваться устройством за пределами школы.

Технология ячеистой топологии поможет «раздавать» интернет-соединение с одного ноутбука на многие другие.

Работать все будет на Linux-системе (OLPC якобы отвергла предложение о бесплатном лицензировании Mac OS X).

Невообразимая по тем временам цена в $100, при этом, оставалась лишь промежуточной точкой — Негропонте указывал на возможность изготовлять сотни миллионов таких устройств и еще сильнее понижать стоимость.

После презентационной речи Аннан и Негропонте сделали несколько совместных фото и продемонстрировали ручную подзарядку.

Генератор Аннана отвалился практически мгновенно.

Негропонте провернул ручку до половины, уперся в стол и, неуклюже повертев лэптоп в воздухе, пообещал закончить с этим потом.

The Verge отмечают: этот момент и определил видение OLPC.

“Проект воспринимали как хорошую, идеалистическую идею, которая рассыпалась при первом соприкосновении с реальностью”.

От ручного генератора дизайнеры OLPC отказались почти сразу после презентации Негропонте.

Официальный запуск состоялся только в 2007 году — и стал символом высокомерия и неуклюжести технологической среды.

Тем не менее, проект существует и сегодня, а новую модель обещают показать к концу 2018 года.

The Verge обращается к биографии Негропонте.

Успешный академик с десятилетиями стажа в MIT, он разработал образовательную теорию конструкционизма.

Ее концепция упиралась в то, что создание новых вещей и решение проблем — лучше заполнения конспектов и посещения лекций.

Негропонте также стал одним из первых колумнистов журнала Wired, а в 1982 году обучал сенегальских детей программированию на компьютерах Apple II.

В 1999 году Николас вместе с женой пошел дальше — он открыл школу в удаленной камбоджийской деревне.

Учреждение оборудовали спутниковым интернетом и защищенными ноутбуками Panasonic Toughbook.

Негропонте посчитал эксперимент успешным, но отмечал, что Toughbook — слишком дороги для большинства людей.

Нужна была новая категория устройств.

В американском обществе к тому времени вызрела благодатная почва для подобного проекта.

С начала 1990-х Билл Клинтон популяризировал идею о «цифровом разрыве» между богатыми и бедными, главным выразителем которого стало отсутствие персональных компьютеров у детей.

OLCP, который Негропонте основал вместе с Валтером Бендером, стал не просто ноутбуком — это была настоящая философия.

Внимание уделялось тому, что ребенок должен лично владеть компьютером и пользоваться им не только под учительским надзором.

Остальной прогресс возьмет на себя природное любопытство. Кроме того, впечатлял масштаб.

Негропонте не просто говорил, что OLPC будет производить сотни миллионов устройств.

Изначально планировалось, что заказы менее миллиона вообще не будут приниматься.

У проекта сходу появилось много критиков.

Потенциальные пользователи OLPC говорили, что им больше пригодится доступ к чистой воде и хорошей инфраструктуре.

Другие рассматривали идею как американскую маркетинговую игрушку. Билл Гейтс возненавидел экран устройства:

«Боже, возьмите хороший компьютер, на котором можно будет прочитать текст».

Хотя на момент презентации в ООН компьютер оставался просто «мокапом», уже через месяц OLPC заключила контракт тайваньским производителем компьютеров Quanta.

В планах на 2006 год было изготовление миллиона устройств для поставок в шесть стран, а также прием более мелких заказов.

При этом, работая над прототипом в течение года, создатели пересмотрели почти все его составляющие.

Результатам труда стала модель XO-1 — увесистый пластиковый компьютер, с ручкой вместо привычной петли между экраном и клавиатурой.

Конструкция позволяла XO-1 переключаться в режим планшета, где управление переходило к джойстикам, расположенным вокруг экрана.

Практическую пользу имели даже зеленые «уши» ноутбука — в закрытом состоянии они защищали порты устройства, а при использовании работали как антенны для приема сигнала Wi-Fi.

Клавиатура была защищена от пыли, а также собрана из единого элементы — так было легче делать новые языковые раскладки.

Операционной системой стала Sugar OS, созданная на базе Red Hat Linux.

Приложения в ней были организованны по кругу, а также снабжены информативными иконками. СМИ писали об OLCP как о «ноутбуке, который спасет мир».

Но все пошло наперекосяк. Для начала, помимо заявлений о ноутбуке за $100, проект должен был сделать ноутбук за $100.

По мере разработки XO-1 команда инженеров понимала, что это невозможная задача.

Сначала ценник подняли до $130, но пришлось утвердить так много компромиссов, что лэптоп едва работал.

Даже на отметке в $180 в дизайне пришлось сделать множество уступок.

Например, разобрать XO-1 для починки было легко, но ряд компонентов могла предоставить только OLCP.

Использование твердотельного накопителя, который значительно превосходил по надежности и скорости жесткие диски, обходилось так дорого, что на борту был всего 1 гигабайт памяти.

Пользователи жаловались на разваливающуюся после длительной печати клавиатуру.

Система «распределения» интернета тоже вскоре пропала из операционной системы из-за ужасной производительности.

К тому же, сама Sugar OS вызывала неодобрение — многие хотели обучать детей использованию системы, которая будет с ними всю жизнь, то есть Windows.

Бендер и Негропонте к тому моменту вели ожесточенные споры.

Бендер хотел сместить фокус с кричащего ценника, чтобы проект рассматривали как образовательную инициативу, а не хардверный стартап.

Вскоре появились и конкуренты.

О создании прочного образовательного ноутбука на Windows заявили в Intel — и начали поставлять свой Classmate PC в Бразилию и Мексику в 2007 году.

Негропонте негодовал и обвинял корпорацию в уничтожении благотворительной инициативы.

Ситуацию усугубило и отсутствие опыта у руководства OLCP: сорвались масштабные контракты с Индией и Ливией.

Местные правительства также постоянно обсуждали возможность изготовления устройства у себя в странах — Бендер говорит, что чиновникам хотелось присвоить проект.

Новым ударом для проекта стал успех компьютера Eee PC от тайваньской Asus.

Компактный ноутбук тоже не отличался качественным экраном или быстродействием, но благодаря форм-фактору и Windows, продался тиражом более 5 млн за первый год, при цене в $399.

В то же время OLCP продали за первый год 600 000 устройств.

Относительный успех снискала инициатива Give One Get One.

Она позволяла заплатить $400, получив один ноутбук для себя — второй бесплатно поставлялся ученикам.

Так OLCP продала 162 000 устройств. Но совокупные продажи все равно разительно отличались от оптимистического прогноза в 5-15 млн лэптопов.

К 2008 году компанию покинули два сооснователя: Мэри Лу Джепсен перешла к производителю дисплеев Pixel Qi, а у Уолтер Бендер попросту разругался с OLCP.

Компания заключила договор с Microsoft, что Бендер посчитал попирательством идеи о свободном ПО.

В итоге XO-1 на Windows XP остался только прототипом, а ноутбук до сегодняшнего дня работает на Sugar OS.

Бендер занимается поддержкой его ПО в рамках отдельной команды Sugar Labs и признается, что решение уйти из OLCP изменило только одно — он перестал получать за это деньги.

Работу OLCP не остановили кадровые перестановки. Футуристический прототип новой модели с двумя экранами, XO-2, анонсировали в 2008 году.

К несчастью, в США бушевал финансовый кризис, поэтому второй раунд Give One Get One собрали лишь десятую часть от результатов первого сбора.

Негропонте уменьшил бюджет OLCP, уволил половину сотрудников, а затем и вовсе создал две отдельные организации: бостонская OLPC Foundation под его руководством создавала новые устройства (XO-2 к тому моменту был отменен), а OLPC Association в Майами занималась дистрибуцией.

Деятельность переместилась на Латинскую Америку.

Перу заказала около миллиона компьютеров, но проблемы с логистикой, электроэнергией и отсутствием нужной подготовки испортили ситуацию.

Гораздо лучше все прошло в Уругвае, где 400 000 компьютеров XO-1 покрыли все начальные классы страны.

Правда, к тому времени OLPC уже никто не воспринимал всерьез.

В 2009 году TechCrunch назвал лэптопы проекта одним из главных разочарований десятилетия.

Негропонте и вовсе потерял интерес к «железу».

Развитие дешевых устройств на Android похоронило планшет XO-3 на солнечных батареях, а сам Николас сфокусировал внимание на премии Global Literacy XPrize.

Проект угасал: в 2013 году OLPC выпустила допотопный планшет на Android, а также обновленную версию XO-1, на этот раз с возможностью установки тачскрина.

В 2014 году закрылся профильный блог OLPC News.

При этом, энтузиазм пропал не у всех: Sugar Labs, например, все еще выпускает обновления ПО для компьютеров.

Сами лэптопы, несмотря на десятилетний возраст некоторых экземпляров, тоже продолжают работать.

В 2015 году OLPC Association сменила собственника. Новым владельцем стал фонд никарагуанского богача Роберто Замора. Его сын входит в набсовет OLPC Association. Сейчас ведется разработка XO-4, у которого будет больший экран и батарея. При этом ряд правительств и волонтерских организаций не отказались от участия в проекте. Руанда, например, обеспечила ноутбуками примерно 1500 школ. Впрочем, все это работает не по канонам Негропонте. Во-первых, отменена концепция «один лэптоп на ребенка» — дети пользуются ими посменно. Во-вторых, устройства преимущественно остаются в классах, а не выдаются в свободный доступ.

Общий объем продаж за десятилетие работы достиг 3 млн устройств. При этом, хотя детей сейчас гораздо легче заинтересовать смартфоном или планшетом на Android, у лэптопов OLPC сохраняется важное преимущество — прочность. Они могут пережить несколько поколений мобильных устройств, не выходя из строя. Кроме того, ноутбуки созданы для создания контента, а не его потребления. Тем не менее, их долгосрочный позитивный эффект для обучения так и не изучен. The Verge замечают, что 13 лет назад OLPC сказали, что каждому ребенку нужен ноутбук и никто не позаботился это обосновать.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: