DDoS: как оружие против войны стало оружием против интернета

Источник: ain.ua

Журналист The Verge Колин Личер в своем материале объяснил, с какой целью группировка «Электронный Театр Беспорядка» создала одну из самых мощных программ для атаки в интернете и почему основатели вовсе не ожидали такой популярности. Редакция AIN.UA приводит адаптированный перевод материала.

Каждый год в австрийском городе Линц проходит фестиваль Ars Electronica, который посещают техно-энтузиасты и художники. Это что-то среднее между конференциями TED и фестивалем Burning Man — участники рассказывают о научном оборудовании, светодиодных лампах и красочных инсталляциях. Гости со всего мира для фестиваля обычное дело, но в 1998 году на мероприятие приехал самый необычный — Пентагон.

В том году участников художественного коллектива Electronic Disturbance Theater пригласили показать программу под названием FloodNet. Пользователи программы переходили на сайт FloodNet, а после с помощью простой Java-утилиты перенаправлялись на целевой сайт, который по причине наплыва перезагружался каждые несколько секунд. Если таких пользователей было много, то целевой сайт просто не выдерживал нагрузок и мог стать недоступным на какое-то время.

Для презентации FloodNet команда выбрала три сайта: президента Мексики Эрнесто Седильо, Франкфуртской фондовой биржи и Министерства обороны США. Эти сайты группа активистов выбрала не случайно: тогда это считалось солидарностью с движением сепатистов в Мексике, а сам протест получил название SWARM (Stop the War in Mexico). Возможность вывести из строя практически любой сайт — DDoS-атака— это новый мощный инструмент глобальных гражданских протестов. Для таких учреждений, как Министерство обороны США, атаки были полноценными угрозами и причиной забеспокоиться, особенно в перспективе войны в эпоху цифровых технологий.

За 20 лет работы группы Electronic Disturbance Theater DDoS-атаки стали нормой цифровой жизни, и члены группы не могли это предвидеть. В октябре прошлого года одна из таких атак, которую совершили боты, остановила работу нескольких крупных сайтов по всему миру. По мнению экспертов, это была самая крупная атака в истории интернета.

Истоки идеологии EDT немного противоречивы. В 1990-х в городе Таллахасси, штат Флорида, под руководством супругов Стива и Хоуп Курц была создана группировка «Критический ансамбль искусства». Именно они опубликовали две небольших книги, ставшие основой для истории цифрового протеста: «Электронное расстройство» (1994) и «Электронное гражданское неповиновение и другие непопулярные идеи» (1996). В книгах супруги рассказывали о ближайшем будущем, когда уличные протесты смогут перейти в цифровую среду. Именно EDT впервые популяризовала идею «политических» DDoS-атак, создала основу, которую другие станут использовать в будущем.

В конце 1997 года уровень насилия в Мексике достиг максимума: в одной из деревень, поддерживающих сапатистов (леворадикальное движение, протестовавшее против неолиберальных реформ в Латинской Америке — прим.ред), боевики президента Мексики Седильо убили 45 мирных жителей, 15 из которых — дети. После этого события образовалась группа EDT, в которую вошли программисты Бретт Столбаум и Кармин Карасик, а также активисты Домингес и Стефан Рэй, участвовавшие ранее в акциях солидарности с сапатистами. EDT планировала провести несколько акций протеста в 1998 году, первая из которых стала ответом на резню в мексиканской деревне. Первая попытка состоялась в апреле 1998 года — в акции приняли участие 8000 человек, а сама атака длилась не более двух часов. Результатом стала кратковременная недоступность сайта президента, однако вывести ресурс из строя не удалось.

В рамках фестиваля Ars Electronica прошла самая успешна акция EDT: после презентации FloodNet многотысячная аудитория устроила атаку на сайт президента Мексики, Пентагона и Франкфуртской фондовой биржи. Фестиваль всегда был гаванью для культовых личностей, например, Уильяма Гибсона, участники всегда свободно выражали свои политические взгляды. В 1998 году темой фестиваля стала информационная война, EDT была настроена решительно. Группа заручилась поддержкой СМИ, объявив о своих планах незадолго до акции, и даже получала угрозы в день проведения атак.

Пользователи начали атаковать сайты в 11 утра по Линцу. Запросы поступали часами из разных стран: Италии, Японии, Малайзии и даже серверов образовательных и военных структур США. Но через несколько часов Домингес Рэй заметил, что FloodNet перестала работать сразу на нескольких компьютерах: на экране начали появляться множество иконок Java. Группа не понимала, что происходит, но позже обнаружила, что небольшая Java-утилита просто вызывала сбои на компьютерах, заходивших на сайт Пентагона. На следующий день пресс-секретарь Министерства обороны США рассказал Wired, что «технический отдел министерства был осведомлен о планировавшейся акции и смог принять соответствующие контрмеры».

Члены EDT сомневаются, что популяризация DDoS-атак — это результат их работы. Карасик говорит, что активисты EDT отличаются от других хакеров хотя бы тем, что делают все сообща с тысячами других единомышленников, а не в одиночку. Благодаря этому FloodNet стала эффективной.

1 января 1998 года EDT выложила FloodNet в свободный доступ, чтобы другие активисты могли использовать программу для своих протестов. Через год группа распалась, но инструмент, который она подарила людям, только набирал обороты. В 2001 году вдохновленные идеологией EDT хакеры атаковали Lufthansa — они протестовали против депортации мигрантов из Германии. В этой акции приняли участие около 13 000 человек, а организатора задержали и предложили заплатить штраф или просидеть три месяца в тюрьме.

С тех времен технологии, которые активисты используют в своих протестах, сильно изменились. Теперь даже небольшая группа людей может вывести из строя огромное количество сайтов. И многие занимаются этим ради «протеста и искусства». Один из лидеров EDT тоже не смог удержаться перед соблазном выразить протест и уже в качестве профессора Университета Сан-Диего организовал со своими студентами атаку на сайт президента Калифорнийского университета — из-за финансовой политики учреждения. Его бывший подельник, Столбаум, тоже работает профессором в университете, а параллельно состоит в группировке EDT 2.0 — с новым составом, но прежней миссией.

«Наш пример будет полезным для многих, хотя и методы у нас всегда были связаны с искусством. Это не значит, что нас вовсе не волнуют вопросы политики. Нет, нам просто все равно, в каких условиях мы живем. Будучи художниками, мы не чувствуем себя обязанными немедленно собраться и разгромить Башню Трампа», — говорит Домингес Рэй.

Но иногда кажется, что последователи EDT больше не отличают искусство от протеста. В 2013 году сторонники Anonymous создали петицию в пользу легализации DDoS-атак после арестов их единомышленников, участвовавших в цифровых акциях протеста. «DDoS — это не хакерство. Это эквивалент постоянному нажатию кнопки «Обновить»», — говорили сторонники Anonymous о свободе выражения. В этой идее можно было прочувствовать влияние EDT. Но страница, на которой размещалась петиция, вскоре была просто удалена.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх