Анастасия Белоус: «Правильная мотивация — очень сложный процесс и измеряется не печеньками»

Легко ли быть CEO IT-компании в 25 лет, как достойно отвечать на глобальные вызовы, эффективно управляя командами от 20 до 2-х тыс. человек? И почему офлайн-бизнес в Украине может стать отдушиной для состоявшегося в сфере высоких технологий предпринимателя? Об этом Анастасия Белоус, IT-управленец с 12-летним стажем, COO в международной компании New Media Services, партнер Startup Networks Switzerland, преподаватель школ iGenius & LEMBS, фаундер и СЕО базы отдыха в Украине Bronze Villas.

Хорошо ли помните начало своего пути в IT-индустрии? Как все закрутилось?

Началось все, если говорить об IT, 12 лет назад. Сначала я уехала учиться по обмену в Германию, затем попала на полгода на стажировку в Америку. Начинала в роли менеджера на офлайне в HoReCa. Во время спада сезонной активности стала больше вникать в онлайн-маркетинг, который тогда только зарождался. С него-то все и началось. Из США меня успешно «захантил» стартап в Берлине, где начинала в отделе онлайн-маркетинга. Поскольку продукт был, что называется, только «на бумаге», начала больше вовлекаться в продуктовое направление, стала тим лидом по продуктовому маркетингу, дальше выросла до руководителя по продуктам. 

Стартап в итоге был продан большой азиатской корпорации. А выбор, оставаться в Берлине или нет, как ни странно, склонился для меня в сторону Украины. И уже через неделю после принятия решения я вышла на свое следующее место работы. Тогда компания называлась Cupid PLC, затем Together Networks, Noosphere Ventures. В этой структуре я проработала 9 лет, оттуда перешла в партнерскую компанию New Media Services, где работаю и сейчас.

Насколько сложно проходит адаптация в разных странах, и как с языковым вопросом?

За свою карьеру мне довелось жить и работать в большом количестве мест. Различные земли Германии, штаты США, Китай, Франция, Испания… на самом деле, список очень длинный. Где-то я жила месяц-два, где-то — от полугода до двух лет. Основная база для общения — свободный английский. На немецком же говорю, но никогда не использую для переговоров и принятия важных бизнес-решений. Что касается других стран, если есть общее понимание бизнес-терминов в глобале на английском, в принципе, везде можно адаптироваться, вести успешную предпринимательскую деятельность. Тем более, я очень много ездила вместе с инвестиционным фондом, который представляла. Соответственно, с деловыми собеседниками всегда было легко найти общий язык.

Над какими проектами сейчас работаете?

Наша компания — глобальный партнер порядка 70% топовых онлайн-дейтинг компаний в мире. Это первый огромный сегмент, где мы являемся консультантами по продуктовому и бизнес-развитию, а также предоставляем ряд сервисов: служба поддержки, модерация, machine learning и т. д. Второй наш сегмент – высокорисковый бизнес, трансформации, связанные с массовой миграцией в онлайн в 2020-м году. Третий сегмент — маркетинг, где мы очень плотно работаем по мультиязычности, контенту, дизайну, адаптацией по национальности, культурным и прочим предпочтениям. То есть, выступаем как контент-консалтинг.

Это три наших главных сегмента. Ранее сильные позиции также имел travel – сотрудничество с агентствами, корпорациями и крупными игроками. Но так как многие компании здесь фактически находятся на грани выживания, наши активности, к сожалению, поставлены на паузу.

Ваша личная модель трудоустройства и заработка?

Являюсь партнером компании Startup Networks. Резидент Украины и Швейцарии. В Швейцарии работаю как частный предприниматель, юрлицо, которое предоставляет услуги большой австралийской корпорации. Все работает абсолютно прозрачно, поскольку бизнес глобальный с более чем 35 офисов в разных странах и центром технической разработки в Украине, за который я отвечаю. Соответственно работа под моим началом осуществляется в юрисдикции Украины и Швейцари, и соблюдаются все правила обеих стран, включая налогообложение. В любом случае, в Швейцарии осведомлены о том, что часть проекта реализуется в Украине. Хотя пока налогообложение не общее и Украина еще не открывает все базы данных для европейского бизнеса, я глубоко убеждена, что через год-два это произойдет. И предпочитаю, чтобы сюрпризом для меня это не стало.

Вы активно задействованы во многих сферах бизнеса. Насколько сложно все совмещать, особенно в такой непростой период?

С New Media Services несколько легче, поскольку бизнес глобальный. То есть, он изначально подразумевал, что мы работаем удаленно, постоянно в пути и основной формат общения онлайн. Не было графика с 9 до 18, все очень сильно зависело от того, с каким континентом и страной я общаюсь. Звонок может быть как в 4 утра, так и потом в 11 ночи. Поэтому здесь все прошло более гладко.

Наших же клиентов, в особенности travel-индустрию, в 2020-м очень сильно «пошатало», начались масштабные трансформации, итоги которых пока сложно спрогнозировать. Остальные, в принципе, смогли достаточно быстро перестроиться. В дейтинге, онлайн-играх ничего особо не изменилось. В сегменте онлайн-маркетинга, наоборот, наблюдается колоссальный рост. Мы как раз специализируемся на маркетинговых агентствах и платформах для e-commerce, и здесь был просто органичный рост и бум, к которому нам не особо пришлось прикладывать силы и перестраиваться.

Наверное, самый большой челендж этого периода для меня — решение построить вместе с семьей базу отдыха в Украине. В принципе, в Украине и офлайн-бизнес в целом, и гостиничный в частности, двигается достаточно тяжело. Этим проектом мы занимались с начала 2017 года, и только в конце 2018 удалось подписать все документы и получить разрешение на строительство. В первой половине 2019 года были подготовлены все проекты, детализации дизайна и.т.д. Приступая к строительству в сентябре 2019, мы строили амбициозные планы открыться 1 мая 2020 года…

Естественно, все пошло кувырком, особенно на Азове, где местные власти вводили более строгие карантинные меры, чем в крупных городах Украины. Доходило до перекрытия дорог и недопуска персонала на объект. В итоге, работа над проектом фактически была заморожена. Когда ограничения снизили, сезон был уже в разгаре. Как бы то ни было, на данный момент проект закончен. Объект построен, мы проводим внутренние тесты всех систем и готовимся к открытию 1 марта 2021 года. Надеюсь, что глобальная обстановка не внесет коррективы в эти планы.

Насколько сложно было «собрать» такую стройку во время карантина?

Конечно, работать над офлайн-проектом, находясь в другой стране, очень сложно. Хорошо, что мои родители, которые также вовлечены в создание Bronze Villas, могли это все координировать на месте. Тем не менее, все вопросы дизайна интерьера, закупки товара, мебели, элементов декора и т.д. — по всей Европе или Азии — были на мне. Огромнейшим вызовом в 2020-м стали логистические вопросы. Контейнеры не отправлялись, самолеты не летали, поставки тормозились на границе, вводились дополнительные документы для разрешения на ввоз, всего не перечесть.

В конце концов, после многочисленных попыток перевезти все необходимое из-за границы мы сами себя «переключили». Нашли очень много локальных украинских производителей, причем в самых неожиданных локациях, которые смогли воспроизвести то, что мы с дизайн-агентством изначально задумывали. И сейчас мы очень довольны результатом. То есть, минимум в два раза больше работы, бессонных ночей, но результат интересный.

В чем особенности формата для Bronze Villas?

База находится в местности с практически нетронутой окружающей природой на косе Пересыпь. Мы видим ее как место для спокойного эко-отдыха. Это не про вечеринки, здесь больше про уединение, медитацию, работу удаленно у моря. Возможность провести время с семьей, ребенком или партнером подальше от шума. Интересно, что как раз во время пандемии этот концепт «подзарядился» — многие, кто вынужденно работают в квартирах, в своих частных домах, хотели оттуда вырваться и работать удаленно, но из более приятного места, где можно пройтись, воздухом подышать. В такое место мы и будем приглашать.

На какой срок закладываете окупаемость для этого проекта?

До пандемии, когда был четкий расчет с поправкой на сезонность, загруженность номеров и прочее, срок был 3 года. Сейчас оптимистичный план окупаемости, с учетом, что мы откроемся в 2021 году, даже при том, что будут еще какие-то ограничения, связанные с карантином, я прогнозирую на 5 лет минимум.

Давайте пройдемся по основным вехам в вашей IT-карьере

Первый знаковый момент, в 25 лет я стала CEO IT-компании в Украине. Начиналось с команды в 37-45 человек в подчинении, затем мы стали частью инвестиционного фонда нашей компании. Следующий мой рубеж – позиция Chief Strategic Officer инвестиционного фонда. Работала со всеми C-level директорами и фаундерами стартапов, в которые наш фонд инвестировал. Здесь «паутина» команды выросла примерно до 150 человек, с которыми я напрямую или косвенно взаимодействовала. Здесь же пошло расширение географии, был охвачен абсолютно весь мир. В тот период на съемной квартире в Калифорнии или своей в Украине я жила в общей сложности дней по 30 в году. Остальное – разъезды, переговоры со стартапами, контроль производства и пр.

Следующий шаг — стала партнером в международной компании New Media Services. Сейчас это две с половиной тысячи человек, офисы в 35 локациях по всему миру: Азия, Латинская Америка, Европа, технический офис в Украине. Это также глобальный и очень динамичный опыт.

И, в любом случае, я горжусь тем, что мы строим офлайн-бизнес, и это украинский бизнес, украинский продукт. В итоге, благодаря пандемии, 90% продуктов, благодаря которым построена база, стали возможными благодаря украинским производителям. Сейчас мне кажется это очень крутым вложением, ценным с моральной точки зрения. Да и как офлайн-проект это круто, воспринимается совсем по-другому.

Каким опытом хочется в первую очередь делиться в качестве спикера на международных мероприятиях?

Первое – все, что касается soft skills. Очень часто, работая с предпринимателями офлайн или онлайн-сферы особенно из Восточной Европы, где рождается много классных идей (которыми, кстати, часто боятся делиться), замечаю следующее: страдает реализация. Код на хорошем уровне украинцы написать действительно могут, могут сделать крутой дизайн. А вот на этапе построения коммуникаций с потенциальными инвесторами, командой, партнерами, представителями СМИ и т.д., у фаундеров не хватает soft skills. Нет понимания, как выстраивать правильно коммуникацию, как строится процесс делегирования, процесс фидбека членов команды партнерам или даже потенциальным инвесторам. На чем базируется мотивация. Это не про плюшки на кухне и печенюшки, это более глобальные вещи которые держат команды, заставляют работать над проектом вплоть до его успешной реализации. Если в Украине программист сегодня тут, а завтра он уже сменил десяток компаний, на продукт это оказывает колоссальное влияние. Поэтому софт скилы — №1.

Второе направление, в котором я работаю и собираюсь дальше развивать, это женщины-предприниматели (women entrepreneurship). Во всем мире до сих пор существует дискриминация, выстроен барьер в наших женских головах. Когда есть страх, что не возьмут, не продвинут, не расскажут. Страх, что личная жизнь будет мешать профессиональной. Что те, кто путешествуют, ездят в командировки и строят большой бизнес, скорее всего, бездетные, без партнеров и т. д. Множество подобных страхов, которые культивируются, сдерживают и лишают перспектив. Их преодоление на уровне психологии поднимает очень глубокие вопросы, которые обычно затрагивают намного больше, чем я могу дать за время моего выступления. Тем не менее, мы видим, сколько успешных предпринимателей в женском круге, в том числе в Украине, появилось за последнее время. Что, опять-таки, очень приятно. Это второе направление, о котором бы хотелось говорить на широкую публику.

Третье – это, безусловно, инвестиции. Сейчас я являюсь партнером Startup Networks в Швейцарии. Соответственно, моя задача — организация мероприятий, которые соединяют стартапы и инвестиционные фонды и ангелов. То есть, мы делаем питчи, строим процесс due diligence, организовываем хакатоны. Даем различные способы и каналы, при помощи которых стартапы могут о себе заявить. И, соответственно, инвестиционные фонды могут с ними познакомиться. Здесь тоже очень много вижу взаимосвязей для европейских предпринимателей и украинских, которые все-таки еще недолго «варятся» в IT-кухне по сравнению со своими американскими и европейскими коллегами. Здесь тоже очень много базы, которую хотелось бы дать. От того, как правильно питчить, составлять презентации и как работать с P&L, чем отличается бизнес-план от cash flow и т.д. Когда стартапы, которые я менторю, поднимают раунды и получают инвестиции — это огромный фидбек по качеству моих консультаций и проделанной работе.

Ваше мнение в целом о роли и месте личности в IT?

Когда приходила в IT-сферу, одним из движущих для меня факторов была продуктоцентричность. То есть, если ты делаешь классный продукт, он сам о себе заявит, и дальше уже, кем бы ты ни был, это не так важно.

Возможно, двенадцать лет назад, это так и работало. Нельзя утверждать, что у Цукерберга или других предпринимателей того времени были какие-то колоссальные софт скилы или был построен какой-то личный бренд. По прошествии времени IT-индустрия изменилась, и сейчас личный бренд очень важен. Он ничего не решает, если ваш продукт г..но. Это не спасет ситуацию. Тем не менее, если предприниматель проактивный, открытый и о нем мир слышал, тогда двери будут легче открываться. Возможно, будут организованы какие-то дополнительные встречи, заинтересуется представительство какого-либо инвестиционного фонда или СМИ. Сейчас личный бренд, безусловно, играет роль, и ему стоит уделять время. 

Но действовать стоит с умом. Если вы работаете в сфере IT и занимаетесь продуктом, к примеру, строите свою профессиональную соцсеть (по примеру LinkedIn), а в Instagram при этом продвигаете себя как коуча по личным отношениям между мужчиной и женщиной — это неинтересно. Будет вызывать только диссонанс — а что происходит, в чем ты вообще специалист?

Если же все гармонично, человек развивает, например, стартап, который помогает людям с биполярным расстройством. И в социальных сетях, на выступлениях он погружается в психологию, доказывает что получил второе, десятое, образование, прошел какие-то курсы, вникает в тему и делится тем, что находит. Тогда это только подкрепляет его авторитет как специалиста и, соответственно, вызывает глубокое уважение и к продукту. Создается впечатление, что человек, который владеет этими знаниями, может построить что-то дельное и ценное.

Как вырасти в хорошего IT-управленца?

Первое — постоянно учиться, расти профессионально. Никогда не допускать мысли, что какую-то часть проекта кто-то сделает лучше вас: напишет код, нарисует дизайн, придумает концепцию, запустит классную рекламную кампанию, посчитает бизнес-план, сведет дебет-кредит. Очень круто, когда у вас собрана команда, которая делает это самостоятельно. В идеале так и должно быть. И процесс делегирования должен быть сильным, крутым и мощным, чтобы у руководителя оставалось время на стратегические вопросы. Тем не менее, руководитель должен понимать бизнес лучше кого-либо другого, уметь аккуратно контролировать и «держать глаз», на всех сферах и процессах, которые происходят в его компании.

Второе, это безусловно софт скилы. Любой крутой проект, продукт, концепцию, идею на бумажке необходимо кому-то реализовывать. И то, как вы выстраиваете взаимоотношения с командой, инвесторами, партнерами, конечными клиентами, и будет определять успешность проекта, и вашу в том числе.

Третье, это особенно касается украинцев. Не бояться общаться. У нас бытует мнение, что встретиться на кофе и просто поговорить о проекте — это бессмысленная трата времени. Но те же предприниматели проводят в Фейсбуке и на других сайтах гораздо больше часов в сутки. Мне очень импонирует американский подход: свободный обмен мнениями, когда абсолютно окей встретиться на кофе, пообщаться. Только важно помнить, что это не простые посиделки. Нет, к таким встречам тоже надо готовиться. Вы должны заранее понимать, что хотите рассказать. И, самое главное, что хотите узнать. Быть готовым к дополнительным вопросам, потому что, возможно, собеседник сам не понимает, как ответить так, чтобы вам помочь.

Уверена, именно такую культуру общения и обмена мнениями необходимо развивать в Украине. Ведь даже когда у нас проходит конференция, как пример до пандемии, все приходят послушать спикеров, но как только наступает перерыв, хватаются за телефоны, убегают на кофе-булочки и перестают общаться вне своего круга друзей/знакомых. Хотя, на самом деле, самое ценное может происходить как раз после выступления или в перерыве, со спикерами и теми людьми, которые ради них пришли.

С глобальных позиций, какое место сейчас занимает украинская сфера разработки, в чем наши преимущества?

Если не углубляться в общеизвестную статистику, отмечу ряд моментов. Первое, безумно помогло то, что теперь для украинцев не требуется виза, чтобы ездить как минимум в страны Европейского Союза. В этот период колоссально выросло количество заказов из ЕС, а также количество продуктовых и сервисных компаний из Германии, Франции, Швейцарии и даже Польши, которые открывают свои технические офисы в Украине.

Аутсорс-рынок как таковой тоже вырос. Легкость перемещения между странами и снятие ограничений помогло поднять украинский IT-рынок как количественно так и, на мой взгляд, качественно. Украинцам доверяют строить все более сложные и крутые продукты и сервисы. Естественно, это повлекло и рост миграции из Украины. Не берусь судить, хорошо это или плохо. Факт остается фактом, и финансовый уровень разработчиков и других IT-специалистов это, безусловно, повысило. 

Что касается стоимости и общего рейтинга, украинская разработка сейчас котируется примерно на уровне Румынии и Польши. Уровень владения английским гораздо выше, чем 5-10 лет назад. Это позволяет европейскому, канадскому, австралийскому бизнесу больше доверять нашим IT-специалистам. Более того, нормальной практикой для инвестиционных фондов из США или Швейцарии, становится сотрудничество с определенным кругом компаний-разработчиков из Украины. Когда такие фонды инвестируют в стартап, у них сразу заключены договора с украинскими аутсорс или аутстафф-компаниями, зачастую, по рейтам ниже среднерыночных. Ситуация обоюдовыгодна, стартап с инвестиционным фондом оптимизируют издержки, а украинские специалисты получают возможность строить с нуля инновационный продукт, а не просто доделывать баги.

Как решается кадровый вопрос в IT-сфере за рубежом? Где особенно чувствуется нехватка специалистов?

В каждой стране свои особенности по кадрам. Если взять как пример Швейцарию, где я сейчас нахожусь, здесь абсолютно нет проблем со специалистами по онлайн-маркетингу и всему, что в него входит: affiliate-маркетинг, SEO и т.д. Очень много местных университетов, техникумов (по-нашему), которые высоко котируются в Швейцарии. Локальные компании, стартапы с удовольствием нанимают специалистов даже после таких техникумов. То есть, имея только маркетинговый бэкграунд, без каких-то выдающихся результатов вроде «умножил на N млн бюджет с каким-то положительным ROI, которое можно доказать», то специалисту переехать в Швейцарию будет очень сложно не только из Украины, но даже, например, из Германии. Казалось бы, один язык немецкий, какая проблема? Но, тем не менее, нет. Рынок насыщен маркетинг-специалистами, голода нет. Это же касается финансовой сферы, юридической, переехать просто нереально, потому что законодательство очень своеобразное.

Но, что касается разработчиков, то голод очень острый, потому что страна очень недавно переформатировалась, и, грубо говоря, из мехмата и подобных специальностей начали выпускать разработчиков. В этом направлении работы очень много. Когда я приехала в Швейцарию и начала сотрудничать с местными компаниями, у меня был шок. Потому что они аутсорсят чаще всего в Германию, которая сама по себе очень дорогая. Иногда в Польшу. Для большинства из них отдавать разработку в Украину все-таки было страшновато. И дело даже не в качестве кода, а документации всего процесса и кода, соответственно, и соблюдении сроков.

Когда поднимался вопрос о санкциях за невыполнение в срок задач, о том, какие меры могут быть приняты, всегда упирались в то, что законы в Украине так жестко не работают. Швейцарцам сложно понять, как в этом случае «воевать» и добиваться своего. Такой страх и предрассудок был и остается, но я и наша организация Startup Networks очень активно работаем, чтобы этот барьер преодолеть. И даже в 2020-м году я лично помогла организовать сотрудничество восьми местных стартапов с украинскими небольшими аутсорс-студиями и компаниями.

Что касается Украины, здесь специалистов больше, и на первый план выходит вопрос цены: как быстро вы можете нанять и где. Если интересует только Киев, ценник начинает зашкаливать и превышать европейские цены. Особенно, если мы говорим обо всех «плюшках», которые айтишники хотят. Это действительно уже уровень европейских или американских программистов (кроме Долины). Хотя качество также на высоком уровне.

Также, в последние полтора-два года мы в New Media Services делаем акцент на сфере machine learning, плюс очень много стартапов, которые я консультирую, ищут таких специалистов. Здесь нехватка не только «звезд», но и рядовых специалистов. Потому что сфера специфическая, здесь тяжелее увидеть конечные результаты, поэтому по прошествии времени многие разработчики уходят из ML и возвращаются к старому-доброму программированию, где результаты легче запланировать и спрогнозировать. В Украине в этой сфере хотелось бы больше инициатив и крупных аутсорс-компаний, профильных мероприятий. Ну и сами программисты, чтобы не ленились «переключаться». Поскольку в мире спрос на ML-специалистов растет, и средний доход у senior-специалистов, например, процентов на 30% выше по сравнению с обычными разработчиками.

Насколько сильно в период пандемии изменился подход к HR в компаниях? Тратится ли больше ресурсов на психологическую поддержку сотрудников?

Как ни крути, пандемия расставила все по местам. Полученный результат напрямую зависит от обстановки, которая была до пандемии и локдаунов. Если в компании нянчились со всеми сотрудниками, то есть, HR подтирали слюни, раскладывали печенюшки и не знали, как извратиться во время корпоративов, когда это все резко закончилось, возник вопрос – а как их по-другому развлекать, как по-другому мотивировать работать? И вот мы пришли к тому, о чем я говорила в начале интервью. Правильная мотивация — очень сложный процесс, и измеряется не печеньками. Конечно, эти компании столкнулись с тем, что на HR легла задача — как процесс мотивации сотрудников изобрести заново? Потому что инструменты, которые работали раньше, перестали работать.

Что интересно, есть ряд CEO и фаундеров, в том числе и на украинском рынке, которые утверждают, что больше не вернутся к офису как таковому. Он будет доступен по модели кошеринга, с кухней, принтером и рабочими местами. Но никто не обязан в нем сидеть. Такая тенденция по всему миру явно присутствует и процветает в тех компаниях, в которых сотрудники были вовлечены с мотивированным продуктом, общей идеей, целью и стратегией. Тогда этим людям все равно, откуда они работают — из «Старбакса», из офиса или же из кухни в своей квартире.

И третий пример. В нашей компании New Media Services топ-сотрудники и менеджмент изначально могли работать в свободном режиме и из любой локации, если при этом KPI компании выполняются. Поэтому во время пандемии для нас не было сильных потрясений. С точки зрения менеджмента стало проще из-за отсутствия необходимости приходить в офис. Что касается рядовых сотрудников, это был настоящий логистический челендж. Ведь далеко не все получают по $5000. Множество специалистов работает в Азии – Филиппины, Таиланд, Вьетнам; Латинской Америке – та же Бразилия, Аргентина, Перу. Они зарабатывают совсем другие деньги. Для них даже купить личный мощный компьютер, завести высокоскоростной интернет, организовать рабочее место с нормальным стулом и столом, освещением — большие траты. Соответственно, в компании все это легло на наши плечи — организовать удаленные рабочие места и все сопутствующие процессы. Это вылилось в дополнительные расходы, но в ответ пришла благодарность. Люди оценили внимание компании, то, что она не оставила их на улице, а помогла все организовать и обеспечила работой и доходом в сложный период. Благодаря этому, как одному из факторов, наша компания не просела по прибыли в 2020-м.

В целом, пандемия показала who is who. Если был здоровый микроклимат, скорее всего, плюс-минус, он сохранится и после. Возможно, чуть больше общения потребовалось в онлайн, где-то появилось больше видеозвонков, но влияние этого на общую ситуацию незначительно. Если же были проблемы с микроклиматом, текучкой и системой мотивации, роста и прочим, конечно, пандемия поставила такие компании в тупик.

Каким видите дальнейшее развитие своей карьеры в ближайшей и долгосрочной перспективе?

Развитие вижу как онлайн, так и офлайн. В офлайне верю в то, что нас ждет запуск, наконец-то! Определенно, будут свои проблемы и сложности, которые в 2021-м году я готова решать как удаленно, так и на месте. Плюс, в моих планах ряд новых проектов в Украине с перспективой на ближайшие 5-8 лет, пока не буду конкретизировать.

Что касается онлайн-бизнеса, планирую развивать свою аутсорс-компанию. По сравнению с традиционным подходом, мы строим бизнес и работаем со стартапами по-другому, более гибко и динамично. Выделяем людей, которые работают в команде стартапа, глубоко вникаем в процессы, проводим консалтинг совместно с New Media Services. Здесь мои планы на ближайшие три года – расширить команду с 20 до 50-75 человек в Украине.

Третье, с New Media Services у нас огромные планы, связанные с выходом на новые рынки. В конце года мы начали плотно работать с Японией, Китаем, Тайванем. Кроме того, открылось направление mobile gaming, которое станет для меня следующим вызовом. Актуальной останется и travel-индустрия. Мне интересно, во что она переформатируется, и что мы сможем предпринять, чтобы побыстрее финансово «поднять» ее, сделать лучше и прибыльнее для наших клиентов. Это в перспективе на ближайшие три года.

Что хочется пожелать в 2021 году коллегам, партнерам, стартапам?

  1. Предпринимателям из Украины – больше общаться с коллегами из других стран, особенно европейских, которые к нам все ближе. Это касается как собственников компаний, так и потенциальных инвесторов, медиа-партнерства и PR. Любая помощь или подсказка здесь раскрывает горизонты, которые часто никто не ожидает. Пример, недавно я работала со стартапом из Украины. Это онлайн-приложение, которое помимо перевода проверяет текст на оригинальность. Ребята работали на чистой органике, зарабатывали достаточно «на карман» и в целом не понимали, что с этим делать дальше. Но после того как пообщались с ближайшими, как они думали, конкурентами из Швеции, оказалось, что это вовсе не конкуренты, а партнеры. Как результат, открываются совершенно другие финансовые перспективы для развития проекта.
  2. Когда ищете инвестиции, не смотрите исключительно на Кремниевую Долину. В США есть и другие штаты «с деньгами». Да и поближе достаточно стран (Швейцария, Германия, тот же Израиль), которые относятся благосклонно к проектам из Украины. Поэтому больше смотрите, где ваш продукт будет востребован, где еще нет аналогов. Определите свою уникальность, в том числе для конкретной страны. И тогда двери будут открыты.
  3. Что касается общей ситуации с пандемией. Думаю, что нам в IT-бизнесе, в определенном смысле, повезло. Даже несмотря на проседание прибыли и прочие факторы, негативный эффект минимален по сравнению с другими сферами. Как итог, 2020-й год должен был научить нас видеть «ямы» в своих проектах, личных скилах. И 2021-й однозначно станет трамплином, когда мы можем закрыть все пробелы, выстроить более прочные финансовые модели, определиться со «своими» людьми, с которыми можно покорять новые финансовые вершины.

Источник: ain.ua

Читайте также

Вверх