Сергей Брин и Ларри Пейдж

Сергей Брин и Ларри Пейдж нашли общий язык практически сразу.

И хотя по характеру они совсем разные, между ними возникла дружба, которая держится на сумасшедшей энергетике обоих.

Дело было весной 1995 года, во время недели знакомства в Стэнфордском университете.

Сергей Брин показывал группе только что прибывших аспирантов, среди которых был и Ларри Пейдж, залитый калифорнийским солнцем студенческий городок и его окрестности.

Вдруг между двумя молодыми людьми, обсуждавшими какой-то пустяковый вопрос, завязался оживленный спор.

Глядя на то, как страстно каждый доказывал свою правоту, трудно было поверить, что они знают друг друга всего лишь несколько минут — оба явно чувствовали себя в своей стихии.

Ларри Пейдж, выходец со Среднего Запада, несколько неуютно чувство вал себя в роли одного из тех избранных, которому посчастливилось попасть в элитную докторантуру Стэнфорда, и серьезно сомневался в том, что из этого выйдет толк.

За эти несколько ознакомительных дней он надеялся с кем-то подружиться.

   «Поначалу я чувствовал себя не в своей тарелке и боялся, что меня очень скоро отправят домой» — вспоминает Ларри.

Ларри Пейдж и Сергей Брин быстро нашли общий язык — не в последнюю очередь благодаря своему природному желанию потягаться с достойным соперником, пусть даже отстаивая при этом абсурдную точку зрения.

И неважно, о чем спор, важно переубедить противную сторону, доказав свою правоту.

Их бесконечные взаимные подзуживания и словесные перепалки послужили фундаментом для будущей совместной работы, основанной на взаимном уважении, хотя поначалу каждый посчитал своего нового знакомого заносчивым и неприятным типом.

Оба они выросли в семьях, где интеллектуальные споры, особенно на такие темы, как компьютеры, математика и будущее, были обычным делом.

В спорах они тренировали интеллект и развивали мыслительные способности.

Правда, внешний вид ребят производил обратное впечатление: большинство людей, видевших Сергея Брина и Ларри Пейджавпервые, считали их талантливыми, дружелюбными и… глуповатыми парнями.

Сергей и Ларри выделялись среди своих сверстников. Оба посещали занятия в школе Монтессори, что оказало благотворное влияние на их интеллектуальное развитие; оба жили неподалеку от крупных университетов, в которых преподавали их отцы; у их матерей работа была связана с компьютерами и технологиями.

Образованию в их семьях отводилась не просто важная, а ведущая роль.

Поэтому учеба в докторантуре с последующим вхождением в университетское и научное сообщества, по стопам родителей, казалась просто неизбежной.

Поэтому для Сергея Брина и Ларри Пейджа— сыновей профессоров, занимавшихся исследованиями и преподававших в традиционной университетской обстановке, главной целью было получение ученой степени доктора, а не материальное обогащение.

В их семьях ничто не ценилось так высоко, как образование.

Они гордились своими родителями и были полны желания довести свою учебу в Стэнфорде до логического завершения. Но очень скоро их научная самоотверженность подверглась серьезному испытанию.

Источник: О Бизнесе

Читайте также

Вверх