Цифровая лихорадка: от майнинга на видеокартах до отопительных систем, добывающих криптовалюты

Источник: forklog.com

Слово “майнинг” в последнее время звучит чарующе для многих представителей криптоиндустрии и тех, кто вчера еще ничего не слышал о биткоине, Ethereum и других криптовалютах.

СМИ пишут о дефиците видеокарт, а компании, занимающиеся продажей профессионального майнинг-оборудования, не могут обработать все поступающие заказы. Поэтому неудивительно, что на рынке появляются новые игроки, способные удовлетворить бешеный спрос на майнинг-устройства. Журнал ForkLog связался с CEO Acronym Systems Александром Чечугой и CTO Acronym Systems Матвеем Сиворакшей, которые попали в эпицентр майнинг-бума.

FL: Как вы попали в индустрию майнинга криптовалют?

Матвей Сиворакша: Эта история началась так: я учился тогда в девятом классе, ко мне подошел друг и рассказал про одну интересную вещь, которую можно “считать” на компьютерах и получать какие-то монетки. Почему-то само наличие монеток меня очень радовало, несмотря на то что большинство из них ничего не стоило. Так я впервые познакомился с майнингом. Мы очень долго занимались тем, что искали новые и новые монетки, которые можно было считать. У нас были тысячи пиркоинов, мы вели торги всякой дичью на бирже MintPal и майнили коины десятками, сотнями, тысячами…

Мы с другом даже выпрашивали у наших родителей видеокарты, но, естественно, получили отказ, хотя окупаемость в то время была около двух недель. Закончилось все тем, что отец сильно наехал на меня за счет на электричество — вышло более 500 гривен, учитывая, что курс доллара тогда был 8 гривен.

Мне повезло, что я подписался на множество сообществ, посвященных криптовалютам, и создал отдельную вкладку во “ВКонтакте” с новостями, это дало мне возможность следить за последней информацией о криптоиндустрии.

Александр Чечуга: Несколько лет назад я нашел пару статей про биткоин, и меня это заинтересовало. Потом я начал больше интересоваться блокчейном, но тогда все это выглядело как лес дремучий… Позже дух предпринимателя сыграл свою роль, и у меня появилось несколько интересных идей. Но я чувствовал, что мне не хватает знаний и искал человека, который хорошо в этом разбирается. Я написал кучу объявлений по разным пабликам, написал в паблике моего университета «Підслухано Наукма» — там откликнулся какой-то парень с воздушными шарами на аватарке, я несерьезно к нему отнесся сначала, а потом оказалось, что у него есть интересный проект.

Я начал все больше в это углубляться, а потом встретил Матвея, и он рассказал мне о майнинге и показал доходностью. Мне все понравилось, и я начал искать деньги на первую ферму. В итоге мы собрали нашего первого «монстра», который по расчетам должен был окупиться через месяц-два, и начали майнить. Это длилось недолго, ферма прожила две недели и за это время несколько раз горела синим пламенем, потому что была собрана из старого хлама на картах HD7950. Тогда она спалила Матвею всю проводку, и затея не окупилась, но от криптовалют уже было сложно отойти. Я начал читать кучу изданий, ходить на конференции и глубже вливаться в тему. А потом подумал, а почему не собрать еще одну ферму, только в этот раз — рабочую, и продать ее. И тут, как говорится, понеслось.

FL: Очевидно, что люди, которые год назад утверждали, что биткоин — это пирамида, теперь думают совсем иначе. Майнингом они интересуются в первую очередь?

М. С.: Да. Есть разные категории людей: те, кому интересно, и те, кто гонится за прибылью. К сожалению, большинство майнинг-энтузиастов не имеет большого запаса средств, поэтому их интерес ограничивается одной-двумя фермами, но есть исключения.
Так уж сложилось, что майнинг — это “жадная” индустрия. Но она отлично вписывается в теорию игр в нашей децентрализованной экосистеме.

FL: Что обычно майнят?

М. С.: Многие что-то слышали про биткоин и Ethereum. Они приходят и, например, говорят: “Хочу майнить эфир”, и больше его ничего не интересует. Но это неправильно.

Помимо Ethereum на видеокартах можно майнить еще десятки монет: Monero, LBRY, Decred, Pascal и пр. Также до сих пор “дышит” майнинг на CPU: например Zcoin. Но и нельзя забывать про асики для таких монет как Bitcoin, Litecoin, Dash.

FL: Какова специфика отрасли в Украине?

М. С.: Украину в плане майнинга можно назвать “бедным Китаем”, страшно видеть такое количество людей, покупающих GPU фермы. Украинцы выкупили почти все видеокарты в Польше, а те в свою очередь — в Германии.

Но это действительно создает децентрализацию, ибо приходят абсолютно разные и интересные люди.

FL: А где находится Acronym в этой разношерстной толпе?

М. С.: Тяжело сказать, поскольку мы не крупнейшие производители ферм в Украине. Но в свое лучшее время, когда ETH стоил меньше 50 долларов, мы продали ферм на 0.3% всей сети Ethereum.

Так уж сложилось, что нам не интересно просто делать фермы. Мы успели попробовать сделать свой асик, у нас есть комплексные решения GPU-ферм с охлаждением. Хочется приближать майнинг к реальной сфере и выводить его из “андеграунда”, поэтому скоро мы представим “бойлер-котел”, который будет майнить и одновременно согревать воду.

А. Ч.: Мы находимся на этапе организации большой компании: мы расширяем команду, ищем инженеров, микроэлектронщиков, экономистов и просто классных идейных людей — это главное. Сейчас у нас в команде 13 человек, к концу лета мы планируем расширить команду до 30 человек и создать полноценное заводское производство.

У нас уже есть несколько работающих прототипов GPU-ферм, которые можно будет использовать для умных вычислений. Это буду очень мощные машины с производительными процессорами для работы с проектами по распределенным вычислениями (Golem, iEXec). Мы планируем создать хардварную инфраструктуру для таких проектов и быть одними из первых поставщиком мощностей на этом рынке.

Я думаю, что считать хеш — это важно, но такое огромное количество качественных мощностей, какое есть сейчас в Ethereum, можно использовать и поумнее.

Кроме этого, мы разрабатываем контейнерные решения для GPU-майнинга, пока это будет решение на 150КВ. К концу лета выйдут первые батчи нашего GPU Asic , сейчас пытаемся вырвать больше чипов у AMD и Nvidia, потому что сейчас идет война за это золото.

FL: Считаете ли вы, что за распределенными вычислениями будущее?

М. С.: До сих пор майнинг сводился до случайного поиска хеша. Действительно, мегаватты электроэнергии сжигаются просто на поиск случайного хеша. Мы идем к новому тренду — использовать это огромное количество мощностей для чего-то полезного — Golem, iExec, Sonm, Sia, Storj.

Сотрудничая с разработчиками инфраструктуры, у нас будет возможность построить новых гигантов — конкурентов AWS, Google, в общем, соситавить конкуренцию любым облачным сервисам.

FL: Кстати, об асиках. Есть мнение, что промышленный майнинг приводит к централизации сети. Вы считаете так же?

М. С.: Вообще, когда в инфраструктуре появляются специализированные чипы для майнинга — это плохо для конкуренции, ведь технологический уровень входа на рынок новых игроков достаточно высок. Но это ограничивает быстрый прирост мощностей из-за ограничений физического производства чипов.

Но в этом есть и положительный момент, поскольку асик — это такой сигнализатор о том, что крипта входит в свою “стабильную” стадию.

А. Ч.: Если говорить о биткоине, то в мире майнинга BTC выжило только три производителя чипов — Bitfury, Bitmain, Avalon. Печально, конечно, но самый большой производитель оборудования для майнинга биткоина — именно китайский Bitmain. Для того чтобы монополизировать рынок, они очень сильно демпинговали, и сейчас их асики самые экономически эффективные, нам с этим очень сложно конкурировать. Разработка чипа для асика стоит около 20 млн долларов, поэтому порог входа на этот рынок достаточно высок, и сейчас только большие компании могут себе позволить производить оборудование. Я считаю, что это неизбежная эволюция индустрии, которая, с другой стороны, приводит к монополизации.

FL: Команда разработчиков Ethereum во главе с Виталиком занимается разработкой модели Proof of Stake. Говорят, что такая модель уничтожит майнеров ETH. А что это может означать для всей инфраструктуры?

М. С.: Когда консенсус достигается механизмом Proof of Work, это создает своеобразные три ветви власти — стейкхолдеры, майнеры, разработчики. Эта комбинация дает возможность влияния всех на всех. В случае PoS у нас майнеры и стейкхолдеры смешиваются, что нивелирует одну из ветвей влияния на сеть. Хотя настоящая децентрализация достигалась только тогда, когда майнинг происходил на процессорах персональных компьютеров.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: