Криптоанархисты Smuggler и Фрэнк Браун рассказали о глобальных угрозах и важности децентрализации

Источник: forklog.com

Будущее биткоина — одна из главных тем, обсуждаемых сегодня в криптосообществе, но на фоне ожесточенных споров на второй план уходят другие важные аспекты криптовалюты, например, конфиденциальность пользователей. Тем не менее вопрос личной приватности – лишь малая часть более глобальной проблемы, связанной со все более очевидным вторжением государства в частную жизнь людей. Сюда же относится и борьба с терроризмом или отмыванием денег, которыми зачастую оправдывают противодействие системам шифрования данных на государственном уровне.

О методах противодействия государству как внешне легитимированному ограничителю личных свобод говорится немало. Среди тех, кто обсуждает проблемы устаревших механизмов управления обществом, присутствуют и криптоанархисты. Они выступают за использование новых технологий для изменения не только самого характера государственного регулирования, но и трансформации таких понятий, как доверие и репутация.

Криптоанархисты — частые гости различных мероприятий в криптовалютной индустрии. На одном из них — ежегодном Конгрессе Хакеров в Праге — спецкор ForkLog Андрей Асмаков поговорил с яркими представителями этого течения — Контрабандистом (Smuggler) и Фрэнком Брауном из Германии.

Smuggler называет себя также шифропанком, криптоабсолютистом и специалистом по засекреченной связи. Также он известен как автор нескольких эссе (Second Realm — Book on Strategy, The Treasure that is Privacy, Aristocracy of Action). «Несколько разочарованный в мейнстрим-технологиях» Фрэнк Браун причисляет себя к поборникам даркнета и критикам технологического конструктивизма.

В эксклюзивном интервью Smuggler и Фрэнк Браун рассказали о важности приватности и конфиденциальности, глобальных угрозах, которые несут с собой технологии, а также о свободе криптовалютных транзакций в условиях ужесточающегося контроля и регулирования со стороны государства.

Fg: Посетителям конференций в странах Запада ваши имена известны уже достаточно хорошо. Этого, наверное, не скажешь о русскоязычной аудитории. Поэтому расскажите, кто вы и чем занимаетесь.

Smuggler: Я — Smuggler. С этим ником у меня связана старая история: я родом из семьи, которая занималась контрабандой товаров на территорию бывшей Восточной Германии. Контрабанда была одной из моих первых работ, я бы даже сказал, моей профессией. Сегодня я этим уже не занимаюсь и считаю себя экстремистом в области права людей на конфиденциальность и неприкосновенность личной информации. Это очень важный вопрос для всех нас. Помимо этого, я работаю в IT-сфере в компании, которая специализируется на вопросах защиты коммуникаций – зашифрованные анонимные сети, безопасность электронной почты и безопасность хранения данных.

Фрэнк Браун: Я работаю в индустрии программного обеспечения, специализируясь на вопросах IT-безопасности. Мои интересы лежат в области того, что я обычно называю «технологии свободы», то есть все те технологии, которые могут сделать нас более свободными.

Конфиденциальность с этой точки зрения очень важна, так как позволяет нам оставаться свободными и говорить то, что мы думаем, не прибегая к шифрованию. В то же время, хотя цифровые валюты и дают нам свободу транзакций, меня беспокоят негативные аспекты технологий, например, их способность ограничивать нашу свободу и делать нас менее человечными. Я вижу очень много негативных трендов, которые стали мейнстримом.

Fg: Если говорить о конфиденциальности и противодействии настойчивому вниманию со стороны государства, какие самые большие вызовы стоят сегодня перед человечеством?

Smuggler: Я думаю, перед нами стоит немало вызовов, но выделить какой-то один не так просто. Есть вызовы глобального характера, и есть личные вызовы. В действительности конфиденциальность нам нужна для того, чтобы перед лицом технологий мы оставались людьми. Другой большой вызов – можем ли мы действовать без разрешений, и это как раз делают криптовалюты: они создают для всех возможность участвовать в международной торговле без необходимости получения лицензии. Наблюдаемый в мире рост цифровых платежей несет с собой большую угрозу того, что все наши взаимодействия зависят от разрешений.

Настоящая проблема в том, что мы создаем слишком большие системы и слишком плотно их регулируем. Это означает, что фактически мы создаем много монокультур, которые сливаются между собой. В итоге останутся две или три такие монокультуры, но любая монокультура – это очень плохая идея с точки зрения устойчивости к внешним воздействиям. А при сегодняшних скоростях транзакций и коммуникации и принятии решений это ведет к созданию систем, которые оказываются очень хрупкими, но никто этого не замечает.

Ошибки, которые мы совершаем сегодня, как никогда прежде сильно влияют на наше будущее. Это верно не только для политиков, но все больше и больше — для обычных людей. Реальная проблема, с которой мы можем столкнуться, — мы загоним сами себя в угол, где даже небольшая ошибка может стоить жизни миллионов людей. Или же будут уничтожены целые экономики, разрушены жизни, будут подавляться идеи — и это уже угроза самому существованию человеческой цивилизации.

Фрэнк Браун: Мне также трудно выделить какой-то один конкретный вызов. Таких вызовов очень много, и все они могут сделать будущее достаточно неприятным. В первую очередь, это касается технологий: большое их количество получает широкое принятие, но в потенциале они несут большие проблемы.

Fg: Возможно, проблема еще и в том, что слишком небольшое количество людей в действительности осознает наличие таких угроз. Почему, на ваш взгляд, многие вовсе не придают значения конфиденциальности?

Smuggler: Я думаю, конфиденциальность – это ценность второго порядка. Главный вопрос в том, что сами люди думают о том, кем они должны быть. Если посмотреть на западный мир — ценности людей не определены. Как попугаи они копируют мысли людей вокруг, и я не думаю, что конфиденциальность имеет какую-то ценность для попугая. Если ты видишь себя как одного из толпы, тебе не важна конфиденциальность. Поэтому первой задачей должно быть возвращение самому себе способности определить, что является твоими истинными ценностями, и только после этого конфиденциальность становится твоей крепостью. До этого она будет нарушением покоя.

Фрэнк Браун: Я согласен с тем, что людям не хватает осознания угроз и необходимости высокого уровня конфиденциальности, но на самом деле все более сложно. Невозможно понять все, что происходит вокруг нас, и именно это ведет к тому, о чем мы говорим. Обычно люди говорят: «Я не могу с этим справиться, потому что это слишком сложно». И вот тут и начинается проблема — когда люди начинают думать, что кто-то другой, например, государство, может что-то сделать лучше, чем они сами.

Именно поэтому людям очень важно вернуться к самим себе, начать думать о том, кто мы такие и чего мы действительно хотим, а не делегировать решение задач неким «экспертам» в надежде, что они знают это лучше. Наглядный пример — криптовалюты: в действительности мало кто их понимает. Политики, видя происходящее, пытаются сохранить власть, банкиры пытаются понять, как они могут на этом заработать и сохранить прибыли. У каждого собственная повестка дня, но реального понимания нет.

Fg: Вы оба достаточно много выступаете перед разными аудиториями, пишете различные труды и пытаетесь донести до людей важные мысли. В чем вы видите свою миссию в этом процессе?

Smuggler: Нет, никакой миссии у меня нет. Я уже давно отказался от каких-то миссий, потому что в действительности это только создает проблемы. Что я делаю, так это пытаюсь понять, что происходит со мной самим, пытаюсь принимать решения и превращать эти решения в действия. Наверное, это и есть моя миссия. Быть и оставаться личностью – это сама по себе огромная вещь, и если у тебя это получается, ты можешь быть вдохновением для других. У тебя может оказаться вопрос, который другие никогда не зададут, или перед тобой может встать вызов, с которым они никогда не встретятся. Лично у меня ответов нет, но, как мне кажется, у меня неплохо получается задавать вопросы. Возможно, это моя миссия: задавать самому себе вопросы и делать это вслух, чтобы они пошли на пользу другим людям.

Фрэнк Браун: Мне нравится получать ответы, но, на мой взгляд, большая проблема в том, что мы пытаемся найти универсальные решения для всех. Что же касается миссии, то тут я полностью согласен с тем, что говорит Smuggler. Для меня по-настоящему важно узнать, что является правдой, и действовать в согласии с этим. Это очень непросто, и если у меня есть друзья, отношения или семья, где я могу быть тем, кем я себя определяю, — это уже большой успех. Не думаю, что реалистично видеть свою миссию в том, чтобы изменить мир.

Smuggler: Я бы добавил, что это еще и опасно, потому что наши проблемы проистекают из монокультур и из того, что у нас слишком мало вопросов и слишком мало ответов. Опасно заявлять, что я создам некую новую концепцию, которой будут следовать люди. Дело ведь не в создании концепций, которым будут следовать люди, а в том, чтобы отдельный человек начал осознавать происходящее вокруг и нашел в себе мужество создавать собственную миссию. Разнообразие решений, подходов, вопросов и идей – все это создает то, чего у нас не было раньше. Поэтому, возвращаясь к определению миссии, проблема в том, что миссия означает слишком много порядка, в то время как нужно немного больше креативного хаоса.

Фрэнк Браун: Это также можно сравнить с биоразнообразием, при котором у нас есть разные люди и разные мнения, но никто друг друга за это не убивает. Это как если бы у тебя был сосед с другим вероисповеданием, но это не мешает вам мирно сосуществовать.

Smuggler: Если смотреть на более широкую картину, интересно и то, каким именно образом мы создаем политические, технические и экономические системы, в рамках которых существуют эти разнообразные и часто конфликтующие между собой позиции? Как именно мы создаем социальные структуры, которые, с одной стороны, ценят свободу выражений и, с другой стороны, не вызывают конфликты? Как эти группы сосуществуют и выражают себя? Мы до конца не знаем, как это делать, хотя это очень важно для нашего будущего.

Fg: В последнее время крупные криптовалютные биржи становятся объектом все более пристального внимания со стороны властей, вынуждая пользователей раскрывать личную информацию. Их мотивация понятна: работать, как это часто было еще несколько лет назад, без получения лицензий и соблюдения правил AML/KYC криптобиржам становится практически невозможно. Какую роль в будущем будут играть децентрализованные биржи и другие платформы, например, децентрализованные маркетплейсы?

Smuggler: Криптовалюты до определенной степени регулируются протоколом, в то время как биржи регулируются законами, и попытки объединить системы различных активов ведут к большим проблемам. Кроме того, невозможно сохранить свободу транзакций, взаимодействуя с системой, которая выстроена против тебя. Нельзя быть немного беременной – это просто не работает. Поэтому, когда мне нужно продать криптовалюту и получить немного наличных, я никогда не пользуюсь биржами. Только p2p-платформы или внебиржевые (OTC) обменные площадки.

Fg: OTC-платформы также могут ставить под угрозу конфиденциальность пользователей.

Smuggler: Я думаю, такие платформы нужно рассматривать как своего рода драгдилера, только вместо наркотиков ты обращаешься за биткоином. Конечно, есть OTC-площадки, которые нацелены на большие рынки, и они могут просить определенную информацию, например, указать Facebook-аккаунт, но это уже их проблемы. Если кто-то хочет провести внебиржевой обмен со мной, меня можно встретить в кафе, и все это займет от силы минуту. Мне передают наличные, я передаю кошелек OpenDime или что-то в этом роде, и это самое подходящее решение с точки зрения свободных транзакций.

Фрэнк Браун: Самое смешное, что еще лет пять назад, когда мы только начинали давать интервью и носить маски, я делал презентацию о внебиржевой торговле, и уже тогда мы предсказывали, что с ростом популярности биткоина регуляторы возьмутся за биржи. Поэтому, если ты хочешь создать альтернативу, это должна быть настоящая альтернатив. Нельзя сказать «О, давайте сделаем биткоин!» и при этом проводить все транзакции на биржах, которые регулируются и соединены с банками. Необходимо создавать что-то совершенно другое.

Fg: Можно ли в этой связи предположить, что со временем централизованные биржи потеряют значительную часть рынка и их роль будет существенно снижена?

Smuggler: Я не думаю, что такие биржи исчезнут совсем. На них хранятся огромные суммы в криптовалютах в чисто спекулятивных целях. Люди чаще инвестируют в биткоин не для того, чтобы делать транзакции, а чтобы получать прибыль с растущей цены.

Фрэнк Браун: Согласен, в основном все сводится к спекуляциям. Даже такие валюты, как Monero, больше используются для отмывания биткоина.

Беседовал Андрей Асмаков

В рамках Когресса Хакеров в Праге Smugger выступил с докладом Fog of CryptoWar (Туман Криптовойны). Презентация Франка Брауна была озаглавлена Dehumanizing Technology (Дегуманизация технологии).

С дополнительной информацией о наших собеседниках можно ознакомится на их официальных сайтах: http://anarplex.net и http://frankbraun.org.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: