Алексей Матиясевич из White Hat: сопротивление бесполезно, и регуляторы сложат оружие

Источник: forklog.com

Территория смарт-контрактов представляется рядовому пользователю криптовалют неким таинственным местом, где хорошо ориентируются только блокчейн-разработчики. Чтобы немного развеять туманность над этой территорией редакция ForkLog пообщалась с участником группы так называемых “белых хакеров” White Hat и разработчиком смарт-контрактов Алексеем Матиясевичем, который летом этого года помог вернуть украденные $1,5 млн в результате уязвимости Ethereum-клиента Parity.

ForkLog: Расскажи, чем ты занимаешься на данный момент?

Алексей Матиясевич: Последние полтора года я работаю в компании Ambisafe, где мы занимаемся выводом проектов на ICO и разрабатываем нашу децентрализованную биржу. Я отвечаю за разработку смарт-контрактов для клиентов под разные токены. В скором времени планируем провести школу Solidity.

ForkLog: Расскажи подробнее о школе Solidity. С какой целью вы ее организовываете, где и когда она будет проходить, и что необходимо для участия?

Алексей Матиясевич: Нам нужны новые люди в команду, поэтому мы их обучим и потом наймем. Мы планируем начать обучение в середине октября. Образовательный процесс будет происходить в режиме онлайн на протяжении четырех недель. Желающие должны будут заплатить чисто символическую сумму в 0,05 ETH, после чего они должны будут пройти тестирование, связанное с программированием, и собеседование, чтобы попасть в школу. В случае отказа мы возвращаем депозит 0,05 ETH.

ForkLog: Ты известен как профессиональный разработчик смарт-контрактов на блокчейне Ethereum. Можешь рассказать, что происходит в этой сфере сейчас?

Алексей Матиясевич: Сейчас происходит смена подхода к взаимодействию пользователей с сетью Ethereum. Идея о взаимодействии пользователя с блокчейном через личный смарт-контракт существовала еще на ранних этапах становления платформы Ethereum, и проект uPort сейчас активно продвигает эту концепцию. Например, на нашей децентрализованной бирже Orderbook.io мы закрепляем два смарт-контракта за каждым новым пользователем. Такие игроки рынка, как Poloniex и Bittrex, также закрепляют за каждым пользователем смарт-контракты для автоматизированного приема депозитов. Все это приводит к стремительному росту количества смарт-контрактов на блокчейне Ethereum.

ForkLog: Это как-то связано с концепцией Know Your Customer (KYC)?

Алексей Матиясевич: Речь идет о том, что старая система приема депозитов такими биржами, как Poloniex и Bittrex, предполагала периодическую проверку пользовательских кошельков биржей. Если на кошельке появлялись средства, то биржа отправляла их на свой пул и записывала данные пользователя в свою базу данных.

Этот процесс включал в себя комиссию за пересылку средств в пул, а депозитарные контракты автоматизируют этот процесс таким образом, чтобы новые депозиты пользователей сразу же перекидывались в пул, и биржа не должна была платить комиссию.

С точки зрения нашей команды, это решает проблему восстановления доступа в случае, если приватный ключ пользователя утерян. Наши смарт-контракты привлекают третью сторону для верификации пользователя в рамках механизма смены приватного ключа.

ForkLog: Около недели назад была проведена первая электронная трансатлантическая сделка на смарт-контракте Ethereum по договору обмена недвижимости с участием стартапа Propy. Что ты можешь рассказать об этом проекте?

Алексей Матиясевич: Стартап Propy является клиентом нашей компании. Что касается упомянутого контракта, то я несколько раз его просматривал и делал свои замечания. В прошлом году я разработал прототип смарт-контракта для Propy на основе Proof-Of-Concept. С тех пор он претерпел значительные изменения и сейчас выглядит напорядок лучше, чем на этапах становления. Тем не менее мы все еще говорим о прототипе, который наверняка будет меняться и улучшаться в ближайшем будущем.

ForkLog: Один из юристов высказал мнение на страницах нашего издания, что существуют некоторые проблематичные моменты в переходе Государственного земельного кадастра Украины на блокчейн. В частности, он отметил, что на подтверждение входной информации всеми нодами нужно некоторое время, поэтому данные обновляются не одномоментно — и это всего лишь одна из указанных им проблем. Что ты можешь сказать по этому поводу?

Алексей Матиясевич: Я думаю, что для государственных нужд будет использоваться не совсем публичный блокчейн, не такой, к какому мы привыкли. Более того, этот распределенный реестр будет предназначен для определенной цели, что исключит возможность перегрузки сети.

Конечно, все не будет происходить моментально, но и сейчас, когда происходит обновление в земельном кадастре, — это тоже происходит не моментально. Кроме того, пользователей украинского земельного кадастра намного меньше, чем пользователей, например, блокчейна биткоина. Чтобы вы понимали, еще год назад у Ethereum не было никаких проблем с масштабируемостью. Мне, конечно, сложно представить, сколько изменений вносится в кадастр, но я думаю, что никаких проблем с эффективной обработкой всех данных не возникнет.

Forklog: Что ты думаешь о попытках государственного регулирования технологии блокчейн? Как вообще можно регулировать технологию?

Алексей Матиясевич: Я думаю, что инновационным технологиям лучше живется без государственного регулирования. Тогда все работает лучше и эффективнее. По моему мнению, это правило верно для большинства случаев. Формулировка регулирования технологии звучит как ограничение использования этой технологии. Это замедляет прогресс. У меня вообще, можно сказать, анархистский подход к этому вопросу. Если ты не мешаешь другим жить, когда используешь новую технологию, то используй ее сколько хочешь. Тем не менее я не могу причислить себя к криптоанархистам, потому что не являюсь сторонником ярлыков и общих терминов для описания какой-либо группы людей или конкретного человека.

Forklog: Но если говорить, например, о регулировании и легализации биткоина и других криптовалют — как ты к этому относишься?

Алексей Матиясевич: Я считаю, что не надо регулировать сферу криптовалют. Но думаю, что государства, которые первыми легализуют все, что связано с криптовалютами, выиграют намного больше, чем остальные. То есть, мне вообще кажется что в долгосрочной перспективе сопротивление бесполезно и рано или поздно регуляторы сдадутся.

ForkLog: Что ты думаешь о перспективах такого сбора средств как краудсейл или ICO? Это будущее финансирования проектов или ICO приобретет другую форму в ближайшее время?

Алексей Матиясевич: Мне очень нравится идея и сам подход. Я думаю, что можно провести параллель с KickStarter, где изначальная эйфория спала после того, как проекты начали проваливаться из-за недостатка опыта или организационных умений.

Тем не менее KickStarter существует и люди привлекают средства на развитие своих идей. Убежден, что на рынке ICO все будет точно также. Сейчас еще присутствует эйфория, и провальных проектов не так много, но в какой-то момент это изменится. Возможно, провальных проектов будет даже больше, чем успешных. Не все могут быть успешными. Вероятно, в будущем больше людей будет полагаться на собственный опыт в конкретной сфере.

ForkLog: Вот по мнению Павла Кравченко из Distributed Labs, 99% проектов, прошедших через ICO, не предоставят работающего продукта и перестанут существовать. Как ты думаешь, в процентном соотношении сколько таких стартапов выживут?

Алексей Матиясевич: Я думаю, что точно больше одного процента. Нужно еще определить, что именно считать провальными проектами. Если проект заявлял, что сделает какой-то продукт и он этого продукта не сделал — это можно считать одним из критериев провала. А другой критерий — если проект сделан, но инвесторы при этом потеряли деньги. Мне кажется, что большинство проектов не реализуют то, что задумали. Тем не менее я думаю, что в большинстве случаев инвесторы получат выгоду.

ForkLog: Давай поговорим об истории с уязвимостью Ethereum-клиента Parity и деятельности группировки White Hat. Чем они сейчас занимаются?

Алексей Матиясевич: В группировке White Hat есть четыре основных игрока. Трое уже приняли участие в истории с проектом The DAO, другие, например, имеют свой собственный полностью прозрачный благотворительный проект на блокчейне, где все происходит посредством смарт-контрактов. Они курируют этот проект все свое время, когда ничего экстраординарного в сети не происходит.

ForkLog: То есть, они стоят на страже, и город может спать спокойно?

Алексей Матиясевич: Они следят за событиями в сети Ethereum, и вы всегда можете рассчитывать на то, что кто-то протянет руку помощи, но здесь вопрос в своевременности.

ForkLog: Есть информация, что человек, опубликовавший тот уязвимый смарт-контракт, даже не вычитал код этого контракта. После этого в Parity была введена баунти-программа для поиска всяких неточностей, уязвимостей и так далее. Может, ты знаешь группы активистов или компаний, которые занимаются такой работой?

Алексей Матиясевич: Я не знаю компаний, которые охотятся за баг-баунти. Как я уже говорил, проблема их в том, что ты можешь потратить кучу времени, энергии и сил, а тебе за это никто не заплатит. Но я могу сказать, что после Parity все больше и больше компаний обращается к другим организациям, в частности к нам, с заказом аудита их контрактов. Мы точно так же обращаемся к другим компаниям, чтобы они провели аудит наших контрактов. Думаю, такой подход помогает совершенствовать систему безопасности.

ForkLog: Как тебе кажется, это хорошая вообще идея — создать группу программистов, разработчиков, которые будут зарабатывать себе репутацию за счет именно проверки различных кодов, и потом создадут компанию, которая будет заниматься именно этим?

Алексей Матиясевич: Да, конечно. Я думал, что это произойдет сразу после краха The DAO. Уже тогда я был уверен, что в скором времени появятся компании, которые будут отвечать своей репутацией за надежность, но пока что я не видел еще ни одной серьезной попытки реализовать эту концепцию.

ForkLog: Сам Бутерин признает, что в Ethereum существуют значительные недоработки. Осознают ли все риски те, кто проводит ICO, используя блокчейн Ethereum?

Алексей Матиясевич: Определенно, некоторые проекты раздумывали над форком Ethereum в случае краха или провала оригинальной сети. Таким образом, у разработчиков будет время изменить архитектуру проекта, пока он будет функционировать в альтернативном Ethereum.

Я считаю, что рост спроса на Ethereum в связи с ICO может негативно сказаться на всей экосистеме, потому как имеет место дефицит. Из-за этого растет цена ETH, что плохо сказывается на разработчиках смарт-контрактов, потому что использование сети Ethereum значительно дорожает. Приходится платить все больше и больше, чтобы твои приложения работали.

ForkLog: Какая цена Ethereum станет критичной для разработчиков смарт-контрактов?

Алексей Матиясевич: Скажем, если нагрузка на сеть не будет меняться и останется такой же, то просто будет расти цена на Ethereum. То есть, все работает, но стало просто дороже. Я боюсь предполагать, но, на самом деле, наверное, при любой цене работа не остановится, потому что все стараются переложить цену на пользователя.

ForkLog: То есть, если стоимость ETH вырастет до $2000, может сложится такая ситуация, что пользоваться какими-то платформами будет просто невыгодно?

Алексей Матиясевич: Возможно. Если взять, например, децентрализованную биржу EtherDelta, на которой пользователи сами платят за выполнение своих ордеров. Если сейчас известно, что твоя транзакция прошла в какие-то вменяемые сроки, тебе надо заплатить, скажем, $5. И для того, чтобы это было выгодно, тебе надо, чтобы выгода от твоей сделки была выше комиссии. Если ты торгуешь, гоняешь ETH на какой-то токен и обратно по мере скачков курса, то тебе нужно, чтобы каждая твоя операция была выгоднее этих пяти долларов. Соответственно, если ETH вырастет до $2000 (то есть в шесть раз), то цена транзакций станет на $5, а $30, и останутся только большие игроки. А простому пользователю, который решил просто зайти и попробовать, будет не очень интересно включаться при такой высокой комиссии.

ForkLog: Выходит, если цена ETH будет расти, то начнется превращение платформы в актив?

Алексей Матиясевич: Да, но экономика Ethereum должна снижать цену газа по мере роста цены ETH. Грубо говоря, если цена станет такой, что пользоваться Ethereum станет невыгодно, то майнеры, чтобы подстегнуть интерес, должны снизить цену газа, чтобы пользователям снова стало интересно.

Проблема в том, что в этом плане никакой децентрализации не предполагается, потому что все майнеры ориентируются на мнение Виталика или на значение по умолчанию в их Ethereum-нодах, будь то Parity или Geth и, соответственно, что там в этих значениях написано. Так оно все и работает, и пока что полноценный функционал автоматической экономики не включен, потому что никто еще не уверен в том, будет ли он правильно работать.

ForkLog: Можно задать провокационный вопрос? Кто лучше — Сатоши Накамото или Виталик Бутерин?

Алексей Матиясевич: Я не очень люблю давать оценки. Я бы сказал, что эти личности не совсем понятны. То есть мы знаем, кто такой Виталик Бутерин, но в то же время он не совсем понятная личность. В общем, не надо их сравнивать.

ForkLog: Я имела в виду, что Сатоши оставил свой проект развиваться автономно и децентрализованно, а Бутерин — это лидер мнений.

Алексей Матиясевич: По моему мнению, сегодня для Ethereum лучше, чтобы Бутерин был.

Беседовала Tanya Otter

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: