Макровзгляд Рэя Далио: Мир сошел с ума — «печатный станок» угрожает мировым резервным валютам

Рэй Далио — 69-летний миллиардер и инвестор, которого называют «Стив Джобс сферы инвестирования». Основал один из крупнейших в мире хедж-фондов Bridgewater и входит в топ-100 богатейших людей мира. Предлагаем вашему внимание перевод его статьи «Мир сошел с ума и система сломана». Оригинал опубликован на LinkedIn.

Мир сошел с ума. Система сломана. Я говорю эти вещи, потому что:

Деньги «бесплатны» для тех, кто является кредитоспособным, потому что инвесторы, которые дают их им, не против получить меньше, чем инвестировали. В частности, инвесторы, которые поддерживают тех, кто является кредитоспособным, примут очень низкий или даже отрицательный процент и не потребуют возврата основного долга в обозримом будущем.

Они делают это, потому что у них есть огромное количество денег для инвестирования из-за давления центральных банков, которые скупают финансовые активы в своих бесполезных попытках поднять экономическую активность и инфляцию. Тем не менее, эти деньги не приводят к существенному росту или инфляции, поскольку инвесторы, которые получают их, хотят вкладывать, а не тратить.

Эта динамика создает монетарную политику, которая в макроэкономике получила название «толкать с помощью веревки» [проведение аналогии между монетарной политикой и веревкой состоит в том, что как при помощи веревки можно только тянуть, но не толкать, так и с помощью монетарной политики можно лишь сдерживать рост уровня цен, но не стимулировать спрос. Это метафора ограниченности денежно-кредитной политики и бессилия центральных банков. Денежно-кредитная политика работает только в одном направлении, потому что предприятия нельзя вынудить тратить, если они этого не хотят. Увеличение денежной массы и резервов банков не будет стимулировать экономику, если банки считают, что кредитовать слишком рискованно, а частный сектор хочет сэкономить больше из-за экономической неопределенности].

Это уже случалась много раз в истории и было подробно объяснена в моей книге «Principles for Navigating Big Debt Crises». В результате этой динамики цены на финансовые активы выросли, ожидаемая доходность снизилась, а экономический рост и инфляция остались низкими. Этот большой рост цен и вытекающая из этого низкая ожидаемая доходность относятся не только к облигациям; они одинаково верны для акций, частного и венчурного капитала, хотя низкая ожидаемая доходность этих активов не столь очевидна, как для инвестиций в облигации, потому что инвестиции, подобные акциям, не отражают доходность как облигации (их ожидаемая доходность остается на усмотрение инвесторов).

У инвесторов сейчас на руках очень много денег из-за успешной истории акций технологических компаний. Всё больше компаний не должны получать прибыль или даже иметь четкий план к получению прибыли, чтобы продать свои акции; вместо этого они могут продать мечты тем инвесторам, у которых полно денег.

Сейчас столько людей хотят купить эти мечты, что в некоторых случаях венчурные инвесторы вкладывают деньги в компании, которые не хотят больше денег, потому что у них уже более чем достаточно.

Это поведение понятно, потому что управляющие инвестициями, особенно венчурные и частные инвесторы, теперь имеют целую гору выделенных и неинвестированных денег, которые им необходимо куда-то вложить, чтобы выполнить обязательства перед клиентам и получить свой процент.

В то же время существует значительный государственный дефицит, который почти наверняка значительно возрастет, что потребует от правительств продажи огромных сумм долга — сумм, которые невозможно поглотить естественным путем без повышения процентных ставок в то время, когда повышение ставок будет разрушительным для рынков и экономик, потому что мир уже очень долго использует долг.

Где взять деньги, чтобы финансировать эти дефициты? Почти наверняка у центральных банков, которые будут покупать долги недавно напечатанными деньгами. Эта динамика, в которой деньги просто выбрасываются в окно, будет продолжаться и, вероятно, ускорится, особенно в экономиках с резервными валютами, т. е. в США, Европе и Японии (долларах, евро и иенах).

В то же время выплаты по пенсионным и медицинским обязательствам будут наступать в то время, когда многие из тех, кто обязан их выплачивать, не имеют достаточно денег для выполнения своих обязательств. В настоящее время многие пенсионные фонды, которые имеют инвестиции, предназначенные для выполнения своих пенсионных обязательств, используют ожидаемую доходность, которая согласована с их регуляторами. Как правило, она намного выше (около 7%), чем рыночная доходность.

В результате, многие из тех, кто имеет обязательства по выплате этих пенсий, вряд ли будут иметь достаточно денег для выполнения обязательств. Те, кто получают эти выплаты и ожидают выполнения этих обязательств, как правило, являются учителями и другими государственными служащими, которые к тому же сталкиваются с сокращением бюджета. Они вряд ли спокойно примут очередное сокращение.

В то время как пенсионные обязательства, по крайней мере, имеют определенное финансирование, большинство обязательств в области здравоохранения финансируются по принципу «оплата по факту» и из-за меняющейся демографической ситуации, когда все меньше людей вынуждены оказывать поддержку все большему количеству бэби-бумеров, нуждающихся в медицинской помощи. Не хватает денег и для финансирования этих обязательств.

Таким образом, поскольку денег для финансирования пенсионных и медицинских обязательств недостаточно, то, скорее всего, будет жестокая битва, чтобы определить преодоление этого разрыва за счет 1) сокращения пособий, 2) повышения налогов и 3) печатания денег.

Хотя ни один из этих трех решений не является хорошим, третий вариант является самым простым путем, потому что это самый тихий способ перераспределения богатства, который, как правило, ведет к росту цен на активы. В конце концов, долговые и другие финансовые обязательства, выраженные долге, требуют от должников возврата денег; поскольку нет никаких ограничений на количество денег, которые могут быть напечатаны, или на стоимость этих денег, — это самый простой путь.

Самый большой риск на этом пути заключается в том, что он угрожает трем основным мировым резервным валютам как надежным средствам сбережения.

В то же время, если регуляторы и политики не смогут реализовать этот вариант, то борьба богатых/бедных за то, сколько расходов нужно сократить и сколько налогов нужно повысить, станет намного худшим решением. В результате богатые будут все чаще переезжать в места, где экономическое неравенство и конфликты менее серьезны, а правительство, которое будет терять этих крупных налогоплательщиков, будут все чаще пытаться найти способ их заманить в ловушку.

В то же время, поскольку деньги по сути бесплатны для тех, у кого деньги и кредитоспособность есть, они по сути недоступны для тех, у кого денег и кредитоспособности нет, что способствует росту неравенства. Этому также способствуют технологические достижения, которые также заменяют рабочих машинами. Поскольку процесс, при котором деньги наверху распределяются между работниками и другими за счет повышения их заработка и кредитоспособности, неэффективен и не работает, то система, при которой капитализм работает хорошо для большинства людей, сломана.

Этот набор обстоятельств является неустойчивым и, безусловно, больше не может быть надолго отложен, поскольку он продвигался с 2008 года. Вот почему я считаю, что мир приближается к большой смене парадигмы.

Источник: CoinSpot.io

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: