Токены: три заблуждения

Источник: HotSpot

Недавно один человек выступал перед группой полных энтузиазма крипто-инвесторов в Индоре, в центральной Индии. Один джентльмен, который, похоже, обладал солидными познаниями в этой области, прокомментировал выступление так: «Я чувствую, что другие криптовалюты в большинстве своём лишены ценности. В конечном итоге всё сводится к биткоину и, возможно, к эфиру. Происходящее сейчас во многих отношениях напоминает «пузырь доткомов». Повсюду можно увидеть оценки рыночной стоимости. Поэтому меня интересует, могу ли я реально воспользоваться токенами – имеют ли они какую-то признанную в «реальном мире» ценность?»

Своим вопросом этот джентльмен затронул многие важные аспекты рассматриваемого явления, поэтому нам стоит тщательно проанализировать его замечание. Начнём с того, что он, похоже, сперва говорил о токенах в категориях, аналогичных фиатным деньгам, – в большинстве своём национальные валюты бесполезны в смысле международного обмена. Лишь немногие из них являются надёжными средствами сохранения стоимости: американский доллар, евро и, возможно, фунт стерлинга или сингапурский доллар.

Но затем он сделал резкий разворот и начал говорить о токенах как о форме капитала, пусть и сомнительного рода (не имеющей реального наполнения и потерпевшей крах в ходе доткомовского пузыря). Под конец он привёл два примера токенов протокола (utility tokens), которые выплачиваются, когда пользователи делят с сетью свою вычислительную мощность. По сути, токен – это единица транзакции, привязанная к конкретной платформе, продукту или сервису, и может рассматриваться как их прокси. Так много метафор можно использовать для объяснения сути токенов!

В этом году к криптовалютам проявлялся повышенный интерес, поскольку было запущено 900 с лишним альтернативных монет и токенов, а их капитализация достигла где-то 75 млрд долларов. По словам Виталика Бутерина, он не мог представить, что столь многие попытаются создать новые монеты, используя протокол ERC 20, ставший частью разработанной им платформы Ethereum. Но поскольку этот процесс стал таким простым и доступным, позволяющим многим разрабатывать и запускать новые токены на блокчейн платформе Ethereum, случился своего рода Кембрийский взрыв альтернативных монет. Существует много сумятицы в отношении крипто-токенов – каков их организационно-правовой статус, какая от них польза и имеется ли таковая вообще.

Как мы видим из комментариев, сделанных джентльменом в Индоре, токены имеют аспекты, свойственные валюте, акциям и продуктам. Давайте последовательно рассмотрим эти различные аспекты.

1. Токен как валюта

Конечно, образцовой моделью здесь служит биткоин. Он всегда позиционировался как «монета». Хотя эфир описывает себя как «всемирный компьютер» с гораздо более изощрённым устройством, сравнительно с биткоином, он также широко распространен, им активно торгуют, а его ценность, в сравнении с фиатными валютами, уже давно неуклонно растёт.

В последние годы появилось множество альтернативных токенов, претендующих на звание валюты: Monero, Zcash, Dash, Litecoin etc и в будущем их число увеличится.

В связи с этим стоит отметить, что независимо от того, претендуют ли новые токены на функции валюты или нет, тот факт, что ими широко владеют, обменивают и легко оценивают, уподобляет их наличным. Поэтому не может быть формальных различий между криптовалютами и другими разновидностями токенов, которые функционируют иначе.

Но чем крипто-токены отличаются от привычных нам фиатных валют? Здесь есть один странный момент: несмотря на массовое принятие биткоина и эфира, они ещё не приняты в качестве предпочтительной расчётной денежной единицы. Такой единицей остаются фиатные валюты – прежде всего, американский доллар. Это одна из характеристик, благодаря которым криптовалюты могут функционировать скорее как финансовый инструмент, чья ценность может со временем варьироваться, либо как вторичная национальная валюта, ценность которой зависит от ценности доллара.

Следует отметить, что хотя биткоин и эфир прекрасно себя зарекомендовали в последние годы, рьяные сторонники «эфироцентричной» точки зрения считают, что биткоин стал терять свою ценность. 

Как только мы начинаем рассматривать вещи таким образом, нам становится легче поверить в то, что некоторые токены действительно являются валютами.

2. Токен как потенциальный бизнес-продукт

Если биткоин и его ранние аналоги позиционировали себя прежде всего в качестве цифровой валюты, то новые разработчики децентрализованных приложений начали создавать так называемые токены протокола (utility tokens), которые продают еще до создания своего продукта и системы. Протокол эфира ERC 20 сделали этот процесс шаблонным, быстрым, дешёвым и лёгким для каждого, кто хочет «отчеканить» новый набор токенов, а затем заработать на нём.

Как только токен протокола (utility token) запускает своё собственное ICO, вырастает число обладателей и увеличивается обмен на другие токены. Таким образом, токен аналогичен компании Kickstarter, крупнейшей в мире платформе сбора средств на новые творческие проекты, которая позволяет получать от первых клиентов деньги ещё до того, как выпускается новый кошелёк, электровелосипед или многофункциональный инструмент. Можно провести сравнение с тысячедолларовым вкладом в Model 3 Теслы, который столь многие энтузиасты сделали несколько лет тому назад: «На начальном этапе Илон взял у вас деньги и теперь с их помощью создает для вас новую машину».

Однако, как уже было сказано, у вас есть право быстро и легко «выйти» – продать свой депозит кому-то другому, благодаря тому, что токен является взаимозаменяемым финансовым инструментом.

Недавно Адам Людвин (Adam Ludwin) заявил, что токены следует рассматривать как новый класс активов, обеспечивающий работу децентрализованных приложений, которые крайне важны в деле сопротивления ограничениям. Хотя Людвин в сущности прав, указывая на то, что до сих пор токены служили средством финансирования децентрализованных приложений, и это может быть их классической и изначальной функцией, сейчас их можно использовать во многих других инновационных приложениях, производных от более ранних.

Поэтому нам следует внести коррективы во взгляды Людвина на децентрализацию, которую он рассматривает как нечто абсолютное, а также пересмотреть его представление, согласно которому децентрализация будет благом. Даже поверхностное обозрение токенов показывает, что существуют в высшей степени централизованные токены как Ripple, которыми управляют частные корпорации.

Таким образом, централизация и децентрализация не являются некими абсолютно бинарными состояниями, а скорее идеальными моделями-противоположностями, тогда как большинство приложений на платформе блокчейн находятся где-то посередине.

Во-вторых, существует множество причин, по которым возникают децентрализованные приложения, которые, возможно, не обладают так называемой сопротивляемостью ограничениям, но способны к перераспределению траста (доверительного управления) в существующих сетях. Например, энергия, контент и сельскохозяйственные логистические цепочки – всё это легко может быть токенизировано.

Недавно Ричард Кастелейн (Richard Kastelein) рассказал мне об успешном ICO EMovieVenture – фьючерсном киноклубе. Это наполовину децентрализованный, основанный на принципе краудфандинга фьючерсный проект по продаже билетов в кино, в котором нет децентрализованного приложения, и который не стимулирует многочисленных разработчиков программного обеспечения.

Какими бы ни были мнения об этом конкретном проекте, его успех предполагает, что не существует бизнес-модели или сектора, которые обладали бы абсолютным иммунитетом к токенизации. Сейчас токенизация пережила пик своей популярности – это форма социального и финансового поведения на базе блокчейн, которая первоначально относилась к крипто-технологическим приложениям, но теперь широко распространена в качестве средства фьючерсной торговли для новых компаний.

С точки зрения рационального инвестирования в жизнеспособные и заслуживающие доверия токены такие экосистемы, как StorJ and Filecoin будут самыми привлекательными для инвесторов. В будущем возникнет множество различных бизнес-проектов, включая те, что относятся к знаменитостям, сфере развлечений и образу жизни. Если в ближайшем будущем Бейонсе выпустит собственный токен, я не советую вам отворачиваться от её ICO лишь на том основании, что она не создаёт по-настоящему централизованное приложение.

3. Токен в качестве фондового актива

Согласно недавнему распоряжению Комиссии по ценным бумагам и биржам США, приобретение токенов может рассматриваться как приобретение фондовых активов, если такие покупки соответствуют тесту Хауи (Howey test):

  • Осуществляется вложение денег.
  • Присутствует ожидание прибыли от инвестиции.
  • Происходит вложение денег в общее предприятие.
  • Любая прибыль поступает благодаря усилиям промоутера или третьей стороны.

Эта директива стала причиной того, что по всему миру раздались причитания – промоутеры токенов из кожи вон лезут, официально заявляя, что их токены ни в коей мере не представляют фондовые активы.

Несмотря на подобную анафему самому концепту фондового актива, мы должны признать, что все токены имеют характеристики, аналогичные свойствам фондового актива, независимо от того, соответствуют ли они тесту Хауи. Подумайте о такой платформе, как Ethereum: это средство инвестирования в сотни ERC 20 токенов, которые являются плодами усилий третьих сторон. Многие покупатели явно ожидают прибыли. Это общее, хотя и распределённое, предприятие.

В настоящее время разрабатываются и выпускаются всё более и более сложные разновидности токенов, включая, например, обеспеченные активами токены Smartlands. Новое, более сложное устройство токенов, может напоминать планы фиксированных доходов, облигационные займы, фонды фондов и даже квази-долговые обязательства.

Современные управленцы могут захотеть использовать токены, но они будут неоднократно сталкиваться с существующим регулированием, которое должно быть обновлено и актуализировано. Иначе можно рассматривать токены в качестве фондового актива с точки зрения индивидуальных лиц, выпускающих токены: организации или группы индивидуумов могут выпускать токены, выручая за них фиатные деньги, – точно так же, как и в случае фондовых активов. Выпуск токенов имеет капитализационные эффекты, аналогичные фондовому активу, для тех, кто их выпускает. Если же нет компании, ассоциированной с токеном, то будет присутствовать только токен, связывающий воедино интересы разных людей, участвующих в проекте.

В данном случае, токен напоминает фондовый актив в том отношении, что прибыль пропорционально распределяется среди людей, не связанных друг с другом.

Токены, прямо связанные со стоимостью и характеристиками других токенов, однозначно являются ценными активам, и единственный для них путь – подчиниться существующим регуляциям ценных активов.

Явление как метафора

Бенджамин Ли Уорф (Benjamin Lee Whorf) знаменит тем, что описал использование сформованного известняка для изоляции дистилляционных установок на дровах. Руководители фабрики были ошеломлены, видя как разрабатываемый ими материал воспламеняется после нескольких недель эксплуатации. Это происходило в силу сложного химического процесса, в результате которого возникали воспламеняемые газы ацетона, что приводило к многочисленным пожарам на фабрике.

По мнению Уорфа, работники фабрики не могли здраво оценить воспламеняемость этого материала из-за его названия и фактуры, напоминавшей камень. Их здравый смысл, контролируемый лингвистическими установками, диктовал им, что возгорание невозможно. Таким образом, используемая вами терминология влияет на ваши представления.

Если вы рассматриваете крипто-токены главным образом как валюту, то вас будет интересовать их капитализация, обращение и распространение. Вы можете решить, что появится один победитель, который заберёт все и станет контрольным эталоном для всех остальных валют. Подобное представление легко может привести к «биткоин-максимализму» или «эфир-шовинизму» и оказаться ошибочным.

Если вы рассматриваете токены в качестве преемников модели корпоративного ценного актива, то вполне можете вообразить, что, образно говоря, расцветут многочисленные цветки. Однако, согласно экспоненциальному закону, некоторые токены будут более успешными, чем другие, а многие токены в конечном итоге не будут стоить ничего в любой денежной деноминации, будь то крипто или фиат.

Если вы рассматриваете токены как своего рода лицензию на продукт или средство авансом оплатить будущие товары или услуги, то можете задаться вопросом из-за чего весь сыр-бор. Ведь платежи авансом и накопительные баллы не являются ни чем-то новым, ни абсолютно разрушительным для существующих механизмов работы венчурных фондов.

В зависимости от того, какова ваша точка обзора, вы будете видеть преимущественно один аспект токенов в ущерб другим. Трудно осознать, что крипто-токен представляет собой всё вышеперечисленное в той или иной степени, в зависимости от конкретного устройства и применения определённого токена. Нам следует сопротивляться склонности думать и говорить, используя категории прошлого. Необходимо по достоинству ценить то, как эти три измерения образуют единое целое, порождая непреодолимую мощь этого нового явления.

Свойства токенов

Таким образом, если токены не являются, в строгом смысле слова, валютами, депозитными расписками или фондовыми активами, то каковы же их достоинства? Что именно они могут для нас сделать и почему они полезны, пусть даже и не всегда ценны?

1. Высокая взаимозаменяемость финансовых инструментов

Учтённый в качестве обменной единицы, токен можно менять на другой токен по находящемуся в открытом доступе обменному курсу с минимальными транзакционными сложностями. Невозможно добиться этого с помощью программы ESOP (программы предоставления акций работникам компании), рекомендованной фондовой ценности, корпоративных облигаций, долгосрочных обязательств или с помощью любых иных существующих инструментов построения нового бизнеса.

Такое положение вещей во многих отношениях выгодно учредителям, советникам и первым клиентам, но может иметь серьёзные недостатки, которые станут очевидными, когда недавно созданные ICO, такие как Tezos, столкнутся с пристальным вниманием со стороны публики на начальном этапе существования, не будучи поддержаны компаниями венчурного капитала.

Всё это означает, что в отличие от акционерного капитала, токены взаимозаменяемы, когда речь идёт о работе в рамках многочисленных сегментов. Подобная способность сама по себе является достоинством. Не стоит забывать тот факт, что многие первые консультанты не будут работать со стартапом меньше, чем за два процента акционерного капитала. Меньший гешефт просто не стоит их усилий, поскольку трата времени и сил, необходимых для того, чтобы отслеживать их многочисленные инвестиции, не позволит им действительно рассмотреть те 0.5%, что имеют шансы стать бизнесом на 10 млн долларов.

Но представьте: воображаемое ICO Coineum увеличило рыночную капитализацию до пяти миллионов долларов, и миллион отчеканенных монет будет стоить 10 млн. Представьте, что вам предложили 50 000 «койнеумов» с номинальной стоимостью в 150 000 долл. Кем бы вы ни были – последователем школы бихевиористской экономики, современным пустомелей или просто старым добрым жадиной, вам будет нелегко отказаться. Представляя собой ценность и обладая взаимозаменяемостью как у фиатных денег, токены представляют бОльшую привлекательность для инвесторов.

2. Алгоритмический генезис

Биткоин обладает интересным аспектом, который не сумел воспроизвести ни один из ERC 20 токенов, запускаемых на платформе эфира, – это непрерывный майнинг и то, как медленно и поступательно он входит в обращение. Может быть сколь угодно много инновационных способов приблизиться к этому аспекту монетарной политики биткоина в зависимости от рабочих параметров разрабатываемой микроэкономики. Одной интересной моделью такого рода является Steem, чьи токены генерируются по фиксированной ставке одного блока каждые три секунды, и которые затем распределяются по разным частям в системе, исходя из алгоритма, усиливающего всю экосистему.

Саймон де ла Рувьер (Simon de la Rouviere) недавно публично заявил, что само ICO может быть анахронизмом или метафорой, тайно доставленной из прошлого, и что самовоспроизведение сообщества может быть лучше представлено как непрерывный и открытый процесс. Это означает, что в отличие от, например, обладания акциями, пропорциональность которых фиксирована, распределение токенов может со временем стать эластичным, динамично реагирующим на размер, уровень, частоту и другие технологические параметры микроэкономики.

3. Само-авторизованная ликвидность

Недавно Джеймс Килро (James Kilroe) объяснил, что люди продолжают создавать новые монеты, поскольку создание новой платформы выгоднее бесконечного улучшения уже существующих платформ. Хотя может показаться, что такая ситуация не слишком отличается от ситуации в корпорациях, где зачастую гораздо меньше инноваций с целью улучшить существующее подразделение, нежели попыток создать новую компанию из того что уже есть, в мире токенов это работает не совсем так, как в мире акций.

Уже давно утвердилась практика, в рамках которой акционерный капитал достаётся учредителям и первым наёмным работникам технологической компании, которая строится на спинах, так сказать, её корневой команды. Некоторые приближенные советники тоже могут заработать или купить акции на льготных условиях.

Но речь не идёт о том, чтобы первые пользователи или участники будущего сообщества или микроэкономической системы получали аналогичную компенсацию. Начиная с метафоры майнинга в биткоине, крипто-токены сейчас регулируют уровень различий между долями участия в капитале и скидками за раннюю регистрацию или выплатами наличными первым клиентам на платформе. Хотя подобное мотивирование первых членов компании всем представляется абсолютно оправданным, некоторые инвесторы часто жалуются на то, что их деньги тратятся на «покупку» клиентов и на обеспечение демпинга продукта. Похоже, что существует иной набор когнитивной эвристики, призванной научить тому, как тратить ваши фиктивные активы (акции) в противовес деньгам других людей (привлечённому капиталу).

Представьте другую воображаемую ситуацию – создание децентрализованной электронно-вычислительной системы провенанса (истории владения художественным произведением) для сообщества людей искусства. Чтобы создать её, вы можете выпустить и раздать монеты всем совладельцам, включая художников, коллекционеров, торговцев и галеристов. Вы можете дать им больше монет, чтобы повысить уровень их транзакций и коллективно создать провенанс для всех работ в вашем децентрализованном приложении.

В конечном счёте, эти траты будут покрыты владельцами и покупателями предметов искусства, которые платят системе, чтобы получить доступ к данным коллективно созданного провенанса. Аукционным домам «Кристиc» (Christie’s) или «Сотбиc» (Sotheby’s) нелегко осуществить эту работу централизованным образом, но децентрализованным сообществам, если мотивировать их должным образом, сделать это гораздо легче.

Микроэкономика не может возникнуть, если она не авторизует создание монет одновременно с разработкой правил их использования через своё децентрализованное приложение.

Способность учредителей выдавать компенсацию токенами ключевым членам развивающегося децентрализованного сообщества Баладжи Шринивасан (Balaji Srinivasan) и Навал Равикант (Naval Ravikant) считают бизнес-моделью «лучше, чем бесплатно. «Лучше, чем бесплатно» звучит как «вечный двигатель». Однако возникает подозрение, что подобная система может работать только в качестве финансовой пирамиды.

Мы предпочитаем говорить об этом явлении как о само-авторизованном механизме стимулирования создания микроэкономики, которую все токены, в конечном счёте, создают или активизируют. То, чем акция является для бизнеса, токен является для микроэкономики.

Хотя джентльмен из Индора не ошибался в своём взгляде на ценные для конечных потребителей области применения, это не конец истории. В равной мере, на ранней стадии токен-проекта важны средства широкого и справедливого распределения токенов среди ключевых участников проекта, дабы последний был жизнеспособен. Эти ключевые участники уже не ограничиваются учредителями и главными наёмными работниками, но растёт число других лиц, оказывающих влияние, создателей контента, тех, кто обновляет данные, фрилансеров, работающих на платформе и других бесчисленных участников экосистемы, которые либо создают монеты, либо извлекают их.

В одной суфийской каввали всё бытие описывается как результат того, что Аллах смотрит на Себя в зеркало, а затем «извлекает» Себя из Себя (или рисует Свой образ, развёртывая его в сущее). Это хорошая метафора возникновения микроэкономики, и лучшим началом может служить само-авторизованное дилерство первоначальной сети с собой, её ближайшими партнёрами и более широкой экосистемой. Именно этот процесс сейчас позволяют запускать токены: иногда параллельно с традиционными акционерными структурами, а иногда независимо от них.

Примите открытость и прозрачность границ между вашей компанией и её обширной экосистемой. Это слияние и есть микроэкономика. Используйте свой токен для создания мотивации и так вы сумеете скоординировать интересы всего коллектива заинтересованных лиц.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Добавить комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: