Сэм Альтман – экстра-продуктивный «вундеркинд» Кремниевой долины

В 26-летнем возрасте Сэм Альтман продал свой стартап за $43,4 млн, а в 29 лет уже возглавлял Y Combinator – самый известный «бизнес-инкубатор» Кремниевой долины, финансировавший на тот момент по 100 новых стартапов в год.

Быстро пройдя путь от ботаника к массовому инвестору и заработав $250-миллионное личное состояние, Сэм Альтман посвятил себя более полезному для человечества делу. С 2019 года во главе организации Open AI от направляет миллиарды долларов в развитие искусственного интеллекта, чтобы ИИ стал не «выпущенным демоном», а «богатством для всех».

AIN.UA приводит историю Сэма Альтмана, которого называют вундеркиндом Кремниевой долины, отмечая его экстраординарную экстравертность и чрезвычайную продуктивность.

Из юного гика в стартаперы

Сэм Альтман родился в 1985 году в еврейской семье с четырьмя детьми. Его мать была дерматологом, отец – застройщиком. До 10-летнего возраста Сэм был настолько разговорчивым ребенком, что его мать, как она любит рассказывать журналистам, придумывала способы отделаться от него. Жизнь юного Альтмана, по его собственным словам, резко изменилась в восьмилетнем возрасте, когда родители подарили ему персональный компьютер. Он быстро научился программировать на Бейсике и увлекся математикой.

Вспоминая свои школьные годы, Сэм Альтман говорит, что был типичным ботаником, интересовавшимся наукой и мечтавшим о полетах в космос. Как и другие тинейджеры, будущий глава Y Combinator в подростковом возрасте тратил уйму времени на компьютерные игры, посиделки с друзьями и множество разнообразных активностей. Однако его учителя не помнят, чтобы Альтман отличился хоть в чем-то, кроме того, что на занятиях публично называл себя геем и отстаивал права сексуальных меньшинств.

«Сэм получал хорошие оценки, но во время учебы не делал ничего выдающегося. – пишет об Альтмане студенческая газета Школы Джона Берроуза, в которой он учился. – Это знание может шокировать, так как мы постоянно слышим истории успешных людей, которые в школе побеждали в каждом виде спорта, учились лучше всех и запускали неприбыльную организацию для помощи детям в Кении. По утверждению Сэма, его жизненный успех отчасти был обусловлен тем, что он узнавал понемногу о множестве вещей».

После школы Альтман поступил в Стэндфордский университет, где изучал компьютерные науки. Там ему казалось, что многие студенты «приклеены» к одному жизненному пути. Их способ мышления передался и ему. Учась в Стэнфорде, Альтман убеждал себя в том, что ему нужно устроиться интерном в финансовый конгломерат Goldman Sachs и стать инвестиционным банкиром. Однако вскоре Сэм осознал, что карьера – это не то, чего он действительно хочет. В возрасте 19 лет он понял, что его любимое дело – создание стартапов, и бросил учебу в Стэнфорде, чтобы полностью погрузиться в работу над одним из них.

Loopt – провал, ставший трамлином

«Быть юным, и неизвестным, и бедным – это на самом деле величайший подарок судьбы в том плане, что ты можешь брать на себя риски», – говорит Сэм Альтман.

В 2005 году помимо юности, неизвестности и бедности у него была еще и четвертая черта решительного стартапера. «В моем мозгу отсутствовала зона волнений насчет того, что думают обо мне люди. Это настоящий подарок. Большинство людей хотят быть принятыми в обществе, и поэтому они не идут на риски, из-за которых могут показаться ненормальными. И из-за этого они дико ошибаются при оценке рисков», – вспоминает Сэм.

По его словам, идеи для собственного стартапа зароились в его голове, когда он вышел из учебного класса в Стэнфорддском университете и задумался: «где все мои друзья?» Ему захотелось увидеть на экране своего смартфона карту, на которой были бы отмечены его приятели и другие интересные люди, желающие пообщаться. Сэм, не жалея сил, принялся реализовывать эти задумки, не беспокоясь об их востребованности.

Вместе с двумя однокурсниками он написал мобильное приложение Radiate, позже переименованное в Loopt, позволяющее пользователю сообщать друзьям о своем местоположении. Чтобы как можно быстрее продвинуть его, летом 2005 года Сэм Альтман работал с такой самоотдачей, что заболел цингой, так как из-за нехватки денег на протяжение нескольких недель питался только лапшой быстрого приготовления и кофейным мороженым.

Как пишет New Yorker, Сэм сумел добиться встреч с американскими мобильными операторами и заключить с ними сделки о поддержке его геолокационного мобильного сервиса.

Также ему удалось произвести впечатление на венчурного инвестора Пола Грэма и продвинуть Loopt в первый набор из восьми стартапов, получивших финансирование от «бизнес-инкубатора» Y Combinator, запущенного Грэмом в 2005 году. Приложение Альтмана оказалось в одном наборе с соцсетью Reddit, стоимость которой вскоре взлетела до многомиллиардных отметок. В ходе дальнейшего общения на встречах Y Combinator Сэм потряс Пола Грэма настолько, что тот в 2009 году назвал его одним из пяти самых интересных стартаперов за последние 30 лет. В эту пятерку лучших также вошел основатель Apple Стив Джобс, и создатели Google Ларри Пейдж, Сергей Брин и Пол Бакхайт.

Альтману удалось убедить в перспективности своего стартапа и других инвесторов. В Loopt было вложено свыше $30 млн венчурного капитала, благодаря чему оценка этого стартапа поднималась до $175 млн. Однако это приложение так и не смогло привлечь достаточное для своего выживания количество пользователей.

«Мы оптимистично считали, что местоположение может стать чрезвычайно важным, – объяснил Альтман неудачу с Loopt в интервью New Yorker – Пессимистичное видение заключалось в том, что люди будут лгать о своем пребывании и просто потреблять контент – именно это в итоге и произошло».

В 2012 году банковская компания Green Dot Corporation предложила за Loopt $43.4 млн, и Сэм Альтман поспешил продать свой стартап, несмотря на недовольство некоторых инвесторов, получивших негативный возврат вложений.

Заработав на сделке примерно $5 млн, Сэм Альтман инвестировал большую часть этих денег в начинающие стартапы на Y Combinator и устроил себе отпуск длиною в год. Он путешествовал по миру, останавливаясь в дешевых отелях, набирался знаний о новых технологиях и завел личный блог с советами о создании стартапов.

«Одним из лучших принятых мною решений было отдохнуть в течение целого года. Это то, что многие люди могут себе позволить, но не позволяют», – вспоминает Сэм Альтман.

От стартапа к масштабированию Y Combinator

По утверждению Альтмана, потерпев неудачу с Loopt, он получил способность распознавать стартапы, которые вот-вот взлетят в цене, и мог преумножать свой капитал на вложениях в них. Но заниматься инвестированием ему не нравилось по двум причинам. Во-первых, он считал неправильным навязывать свои деньги стартапам, способным и самостоятельно достичь успеха. Во-вторых, заниматься инвестированием в стороне от реальных дел ему было скучно – он хотел получать «прилив адреналина» от управления компанией.

По образу мышления и стилю жизни Сэм Альтман во многом похож на другого выдающегося кингмейкера в индустрии стартапов Наваля Равиканта, историю которого публиковал AIN.UA.

Например, Альтман, как и Равикант, практикует 1,5-2-часовые сидения в полном бездействии. Сэм описывает это так: «Я сижу и ничего не делаю. Не фокусируюсь на мантре, не фокусируюсь на дыхании, но долго с закрытыми глазами сижу в тишине и благодарю вселенную… Я становлюсь намного более доволен, благодарен, счастлив и спокоен».

После неудачи с Loopt Альтман хотел попытаться создать с нуля еще один собственный бизнес, но ему открылась возможность влиять сразу на тысячи стартапов.

В 2014 году создатель Y Combinator Пол Грэм, которому в то время исполнилось 50 лет, решил передать контроль над своим «бизнес-инкубатором» более энергичному руководителю. Его выбор пал на 29-летнего Сэма, впечатлившего Грэма своим умением заключать сделки и стратегически мыслить.

«Альтман поразителен тем, что он умный экстраверт, – объяснял свой выбор Пол Грэм. – Представьте умного человека в Кремниевой долине. Вы вообразите не того, кто по-настоящему хорош в общении с людьми. Вы представите кого-то замкнутого».

Как пишет Vox, для Сэма Альтмана не составляет труда тратить по 25 часов в неделю на телефонные переговоры со множеством различных людей и оперативно отвечать на е-мейлы и сообщения в мессенджерах. На должности президента Y Combinator, он ежедневно был в тесном контакте с сотнями бизнесов и становился для многих стартаперов личным коучем и ментором. Ключевой совет Альтмана основателям компаний: лучше влюбить в свой продукт 100 пользователей, чем просто понравиться миллиону человек – сотня преданных фанатов сможет обеспечить бизнесу лучший рост.

В 2013 году Y Combinator выбрал из тысяч заявок 99 перспективных американских стартапов и предоставил каждому из них $97 000 в обмен на 7% акций. С приходом Альтмана в 2014 году амбиции инкубатора возросли в десять раз. Сэм обозначил для Y Combinator заоблачную цель – финансировать 1000 стартапов в год, и принялся внедрять инициативы для ее достижения.

Первым делом, Альтман увеличил размер финансирования компаний до $120 000 в обмен на 7% акций. Также он создал $700-миллионный фонд YC Continuity, чтобы инвестировать в успешные стартапы на последующих стадиях их развития, и внедрил программу YC Fellowship по предоставлению самым ранним стартапам, у которых есть лишь идея или прототип, $20-тысячных денежных грантов и обучения.

В октябре 2015 года Альтман запустил YC Research – неприбыльную исследовательскую лабораторию, призванную находить перспективные направления инвестирования путем изучения таких сфер, как базовый доход, будущее компьютерных вычислений, образование и строительство новых городов.

В итоге Сэм расширил сферы инвестирования Y Combinator, в особенности на ядерную энергетику и биотехнологии. За четыре года он увеличил масштабы «бизнес-инкубатора» примерно в 2,5 раза – в 2018 году Y Combinator профинансировал 250 стартапов, а общая рыночная стоимость 1867 компаний, которым он помог в развитии, перешагнула отметку $100 миллиардов.

Приручение ИИ во главе OpenAI

«ИИ, скорее всего, погубит мир, но вначале он породит великие компании», – убежден Сэм Альтман.

По его словам, о необходимости взятия процесса разработки ИИ под контроль он впервые задумался в 2012 году во время однодневного похода, на котором обсудил с друзьями перспективы ИИ и пришел к выводу, что примерно через тринадцать лет может появится технология, которая воссоздаст работу человеческого мозга. В результате люди могут оказаться в тотальном подчинении у владеющей «супер-мозгом» корпорации или у правительства, а то и вовсе стать бесполезным звеном — «домашним животным» искусственного интеллекта.

Сэму Альтману удалось убедить в своих опасениях знаменитого изобретателя Илона Маска, вместе с которым они в 2015 году запустили для контроля над развитием ИИ некоммерческую организацию OpenAI. В нее пообещали инвестировать $1 млрд многие другие известные деятели Кремниевой Долины, включая Грэга Брокмана, Рида Хоффмана, Питера Тиля и Джессику Ливингстон. Еще $1 млрд обязалась вложить корпорация Microsoft.

OpenAI стартовала как неприбыльная исследовательская лаборатория и поначалу обещала бесплатно делиться с общественностью своими разработками. Но решила делать деньги после того, как Маск ушел из этой организации в 2018 году, а Альтман, наоборот, покинул должность президента Y Combinator, чтобы стать председателем OpenAI и полностью сосредоточиться на ее работе.

В 2019 году OpenAI объявила, что ей необходимы миллиарды долларов «для крупномасштабных облачных вычислений, привлечения и удержания талантов и построения суперкомпьютеров для ИИ». Для ускорения притока инвестиций OpenAI реструктурировала себя в уникальный гибрид коммерческой и некоммерческой организации. В соответствующем заявлении организация пояснила, что после появления у нее гигантских заработков, ее инвесторы получат возврат своих вложений в 100-кратном размере, а оставшаяся часть прибыли останется в «некоммерческой OpenAI».

По словам Альтмана, ИИ отберет у множества людей рабочие места и через десять лет будет зарабатывать столько денег, что сможет ежегодно выплачивать каждому взрослому американцу по $13 500. Впрочем, многие эксперты называют подобные заявления Сэма спекуляциями.

«Самые известные разработки OpenAI – это генератор изображений Dall-E, генератор англоязычных текстов GPT-3, и боты, способные обыгрывать людей в такие игры, как Dota 2. Но OpenAI нисколько не приблизилась к созданию ИИ-технологий, описываемых Альтманом. Дарон Аджемоглу, экономист Массачусетского технологического института, считает невероятно ошибочным его оптимизм относительно способностей ИИ. Алгоритмы хороши лишь в выполнении очень-очень узких задач», – пишет CNBC.

Критики указывают на явную склонность Альтмана к оверхайпу в описаниях технологий ИИ. В начале 2019 года он анонсировал первый продукт OpenAI – генератор текстов GPT-2 – как изобретение по значимости сопоставимое с блокчейном. Разработчики GPT-2 тогда пугали журналистов тем, что этот инструмент способен наводнить информационное пространство качественными фейковыми новостями, спамом и пропагандой. Однако в 2020 году OpenAI открыла доступ ко в сто раз более мощному генератору текстов GPT-3, и ничего страшного не произошло. Эксперты раскритиковали (https://www.bbntimes.com/science/is-gpt-3-overhyped) этот генератор за неспособность создавать длинные связные тексты, «понимать» семантику и выстраивать причинно-следственные связи.

Сэм Альтман, таймлайн

→ 1985 – Родился в Чикаго, США.

→ 2005 – Возраст 20 – Бросил Стэнфордский университет и стал сооснователем и CEO стартапа Loopt

→ 2011 – Возраст 26 – Стал партнером в Y Combinator

→ 2012 – Возраст 27 – Продал Loopt за $43.4 млн банковской компании Green Dot и создал инвестиционную фирму Hydrazine Capital

→ 2014 – Возраст 29 – Избран президентом Y Combinator

→ 2015 – Возраст 30 – Вместе с Илоном Маском создал организацию Open AI по исследованию искусственного интеллекта

→ 2019 – Возраст 34 – Уволился из Y Combinator, чтобы полностью сосредоточиться на руководстве Open AI

Источник: ain.ua

Читайте также

Вверх