Запуск TON откладывается до 2020 года: как команда пытается спасти проект

11 октября — «черный день» для Павла Дурова, основного драйвера развития мессенджера Telegram, а также для блокчейн-проекта TON: американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выступила с заявлением, что получила от суда в Манхэттене, штат Нью-Йорк, разрешение на временную приостановку продажи криптовалюты Gram и предположительно незарегистрированного ICO на сумму $1.7 млрд. При этом регулятор также подал иск в суд Южного округа Нью-Йорка, в котором требует наложить постоянный запрет на перспективный проект, а также «возместить ущерб с учетом процентов, и взыскать штраф». Что это значит для инвесторов TON, которые вложили в него $1.7 млрд, и как это скажется на судьбе мессенджера Telegram — разбирается DeCenter.

11 октября две компании с Британских Виргинских островов, Telegram Inc. и TON Issuer Inc., которые подчиняются законодательству Великобритании, столкнулись с тем, что их планы выполнить обязательства перед инвесторами в проект TON могут так и не реализоваться. В феврале и марте 2018 года две группы инвесторов купили у организаторов TON специальные финансовые инструменты SAFT, дающие право обменять их на токены Gram. Именно так и должно было произойти с 16 октября по 31 октября включительно — крайний срок, после которого, если инвесторы не получают Gram, они могут потребовать возврата вложенных средств. Однако SEC добилась временного запрета на продажу Gram, с перспективой получить от суда в Манхэттене право на постоянный запрет. 24 октября представители Telegram Inc. и TON Issuer Inc. (далее — «организаторы») могут оспорить решение регулятора в суде, однако, скорее всего, им это не удастся.

SEC не поверила, что Gram — это деньги

Что же происходит? Логика действий организаторов заключалась в том, что они полагали, что выпущенные SAFT в рамках ICO распространяются среди ограниченного круга лиц — аккредитованных инвесторов, а потому, даже если SEC посчитает их ценными бумагами, то можно сослаться на исключение 506(с) Закона о ценных бумагах 1933 года США. Данное исключение позволяет проводить лимитированный выпуск активов, имеющих статус ценных бумаг, без необходимости прохождения полной процедуры регистрации, которая осуществляется при IPO. Организаторы заполнили в феврале текущего года соответствующее заявление в SEC.

Такой возможностью ограниченного выпуска финансовых инструментов без прохождения всей процедуры согласований с SEC, а лишь с уведомлением чиновником, смогла недавно воспользоваться нью-йоркская инвестиционная компания VanEck, которая запустила в таком режиме внебиржевые инвестиционные фонды (ETF) на биткоины.

Сами же организаторы считали, что Gram — это «глобальные деньги», даже не utility-токены. Однако чиновники видят в Gram цифровые токены, которые имеют все признаки ценных бумаг. А это означает, что инвесторы не могут получить свои токены, не нарушая американских законов о ценных бумагах. Более того, в SEC отметили, что раз после обмена SAFT на Gram инвесторы смогут продать полученные активы, то это аннулирует право и на сам выпуск SAFT, делая отсылку к условию 506(с) недействительной. Таким образом, проект должен быть полностью остановлен, тем более что из 2.9 млрд токенов, которые причитаются 171 инвестору, 1 млрд будет принадлежать 39 инвесторам-резидентам США, которые также вложились в SAFT, заплатив $424.5 млн.

Любопытно, что организаторы проекта, похоже, подстраховались, так как в соглашении, которое подписывали инвесторы в ходе предварительного ICO, говорится о том, что действия регуляторов наряду со стихийными бедствиями относятся к форс-мажорным обстоятельствам, то есть когда инвесторы могут не увидеть ни своих $1.7 млрд, ни Gram.

Ответные действия команды TON

Какие готовые решения уже есть у проекта TON? 6 сентября была запущена тестовая сеть TON, на базе которой разработчики стали выкладывать на GitHub различные предложения по ее усовершенствованию. Кроме того, 24 сентября был объявлен конкурс среди разработчиков на создание смарт-контрактов на базе TON. Три победителя получат приз от $200 000 до $400 000 каждый. Стоит заметить, что уже есть целый ряд приложений и разработок, созданных на базе TON.

Более того, 8 октября компания Telegram FZ-LLC, зарегистрированная в 2013 году в Лондоне и являющаяся оператором мессенджера Telegram, опубликовала правила пользования нативным цифровым кошельком для Gram. В опубликованных правилах использования организаторы, с одной стороны, решили показать децентрализованность системы TON и что они не намерены отвечать по каким-либо претензиям пользователей, которые могут потенциально возникнуть при обращении Gram. А с другой стороны — они оставили право отключать без объяснения причин любого участника блокчейна TON.

SEC согласилась с Роскомнадзором и ФСБ

Чиновники SEC отмечают две проблемы, которые есть у организаторов проекта TON. Во-первых, те предоставили крайне скудную информацию о проекте инвесторам, регуляторам и общественности. Во-вторых, учитывая особенности работы мессенджера Telegram, из-за которого российский суд по иску Роскомнадзора, запретил его работу в России, обращение токенов Gram происходило бы без надлежащей верификации пользователей. SEC не могла этого допустить, видя угрозу использования новых цифровых активов, в том числе преступниками. Gram не спасло даже то, что их куплю-продажу планировала организовать американская криптобиржа Coinbase, которая находится на хорошем счету у властей США.

Рассчитывать на то, что организаторы смогут отделаться штрафом, как это произошло в случае с Block.one, и продолжит дальше развиваться, не приходится. Позиция SEC очевидна и бескомпромиссна.

При этом организаторы вряд ли будут отдавать все деньги обратно инвесторам. Во-первых, есть условие форс-мажора. Во-вторых, полученные средства предназначаются не только на развитие TON, но и на поддержку работы мессенджера Telegram. Такие данные есть в представленных организаторами документах в SEC. Более того, в документах говорится, что часть денег уже потрачена — $218 млн, по данным на 31 января текущего года. Средства на возврат американским инвесторам есть, однако если суд постановит вернуть все деньги и/или заплатить большой штраф, то организаторы окажутся в затруднительной ситуации.

Gram не появится в 2019 году

Очевидно, что проект не будет запущен до 31 октября. 16 октября его организаторы, по информации Cointelegraph, в письме выдвинули первой группе инвесторов, купивших SAFT в марте 2018 года, условие: либо те соглашаются на то, что срок реализации проекта отодвигается до 30 апреля 2020 года, либо получают «около 77% от тех средств», которые они вложили. Те инвесторы, которые захотят получить деньги обратно, не смогут получить Gram, а объем эмиссии их токенов будет сокращен. Второй группе инвесторов, которые приобрели SAFT в феврале 2018 года, было выслано «аналогичное письмо». Официального подтверждения от Telegram этого де-факто ультиматума нет.

За предлагаемое время отсрочки, о которой организаторы сообщили через своих юристов в фирме Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom, они надеются найти решение вопроса с регулятором. Однако SEC нашла двойное нарушение: и в выпуске SAFT, и в намерении обменять их на Gram. Оба инструмента соответствуют четырем критериям теста Хауи (Howey test) на признание их ценными бумагами. Более того, в итоге вторичных продаж Gram явно становится доступен широкой общественности.

Стоит подчеркнуть, что проект TON и токены Gram нельзя рассматривать отдельно от мессенджера Telegram, об этом явственно сказано в white paper проекта. Существование же самого мессенджера Telegram теперь и финансово, и юридически зависит от того, будут ли проекты TON и Gram реализованы на практике. При этом идти навстречу требованиям SEС — это сделать то же самое, что ожидают власти России от Telegram, то есть начать делиться информацией, когда речь идет об использовании мессенджера при совершении криминальных деяний.

В действиях SEC усматривается фундаментальный подход, который проявляется и в отношении проекта криптовалюты Libra от Facebook: Gram представляется явлением, которое можно назвать «too big to launch». То есть токеном проекта, который потенциально имеет слишком большую пользовательскую базу — около 300 млн человек. Именно поэтому Вашингтон, а также Париж и Берлин намерены не допустить запуска проекта Libra. Однако в отношении криптопроекта Цукерберга ситуацию спасает то, что пока Швейцария и Великобритания заняли нейтральную позицию к Libra, и готовы его допустить, если будут выполнены требования регулятора по прозрачности сделок.

Двойная ирония судьбы Telegram

Но и здесь Telegram сталкивается с двойной иронией судьбы. 16 октября глава ФСБ России Александр Бортников заявил, что преступники и террористы «все чаще используют так называемые конфиденциальные криптовалюты, гарантирующие анонимность транзакций, в отличие от биткоина и его аналогов». Последняя часть этой фразы неслучайна. Дело в том, что блокчейн Bitcoin позволяет эффективно отслеживать транзакции и выявлять правонарушителей, о чем неоднократно заявляли и представители американских властей. Если Gram был бы идентичен в этом плане биткоину, то у него бы в России могла быть совсем другая история, чем в США. И это первая ирония.

Но вторая ирония для Дурова заключается в том, что даже в этом случае в общении с SEC «мосты сожжены», поскольку запуск Gram для американских властей представляет серьезную угрозу. То, что говорил глава «Роснефти» Игорь Сечин про Libra, указывает на то, что политико-экономическая элита России открыта к масштабным идеям, которые были бы способны обернуть ситуацию «осажденной крепости», в которой российская экономика оказалась из-за санкций, в преимущество.

Российский шанс Дурова

Российской экономике очень нужны как раз такие масштабные цифровые проекты наподобие Libra или Gram. По сути, это могло бы стать стержнем новой стратегической доктрины о продвижении образа России как цифровой супердержавы.

Тут нужно понимать особенности культуры поведения Кремля. Во-первых, как и в случае с вопросом отмены санкций, Кремль не инициирует такие обсуждения. Во-вторых, реализация крупных цифровых инициатив будет осуществляться не непосредственно государственными органами, а крупными корпорациями, в том числе со смешанной государственно-частной структурой владения собственностью, не исключающими заметную долю в них иностранных инвесторов. А здесь стоит иметь в виду, что среди первых инвесторов в проект TON есть несколько крупных предпринимателей из России, которые уже вложили в него несколько десятков миллионов долларов. В-третьих, при соблюдении правил игры цифровые проекты в России могут получить намного больше свободы, чем им это предлагают те же США.

Несмотря на тот скепсис, который присутствует внутри российского криптосообщетсва относительно того, что касается регулирования криптовалют, аналитик криптовалютного инвестиционного фонда Morgan Creek Capital Энтони Помплиано еще в конце мая отмечал, что американские инвесторы не имеют тех свобод, что представители России и Китая:

People residing in Russia and China have more freedoms than Americans when it comes to investing in crypto assets.

Think about that for a second.

Эту точку зрения подтвердил и Габор Гурбакс, руководитель департамента цифровых активов нью-йоркского инвестиционного гиганта VanEck. Любопытно, что Помплиано связал свой тезис с тем, что США, с его точки зрения, являются «одной из самых коррумпированных стран в мире, просто мы более эффективно скрываем это».

Действительно, криптовалюты, как инвестиционные активы, обладают в России особым статусом: их использование в качестве альтернативы российскому рублю в сделках по купле-продаже внутри страны исключено, однако при возникновении хозяйственных споров российские суды уже неоднократно рассматривали эти активы в соответствии с принципами «аналогии закона» и «обычая делового оборота».

Стоит обратить внимание, что американская SEC произвела незабываемое впечатление на организаторов TON, даже несмотря на то, что деятельность их компаний подчиняется британскому, а не американскому праву и регулируется британской судебной системой. В России после появления решения Конституционного суда по ЕСПЧ также иначе рассматривается принцип приоритета некоторых международных правовых норм над российскими. А санкции еще больше усугубили желание России показывать, что страна готова действовать самостоятельно и решительно.

Источник: DeCenter

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: