Wirecard — взлет и падение немецкого финтех-гиганта

Немецкая Wirecard — одна из крупнейших финтех-компаний Европы. У нее 5800 сотрудников в 26 городах и более 313 000 клиентов, а в 2018 году она обогнала по капитализации Deutsche Bank. Для клиентов предлагались услуги электронных и мобильных платежей, риск-менеджмента, эмиссии банковских, кредитных, предоплаченных и криптовалютных карт, включая Crypto.com, TenX и CryptoPay. Казалось, что дела у фирмы идут хорошо, но в июне Wirecard оказалась на грани краха. Так, 18 июня аудиторы заявили о нехватке на балансе €1.9 млрд, и тут же акции упали в 39 раз. Более того, 22 июня был арестован глава компании Маркус Браун, 25 июня руководство Wirecard начало процедуру банкротства, а пользователи выпущенных ею карт потеряли доступ к своим счетам. Как Wirecard дошла до банкротства, как скандал отразится на рынке и чему он учит крипто-индустрию, разобрался DeCenter.

История взлета Wirecard

Сервис Wirecard был запущен в Германии в 1999 году и помогал сайтам собирать платежи по кредитным картам от клиентов. К 2002 году на волне краха доткомов он оказался на грани разорения. В это время к компании присоединился бывший консультант KPMG Маркус Браун, ставший с тех пор ее бессменным главой. Он провел слияние компании с Мюнхенским конкурентом Electronic Business Systems и переквалифицировал Wirecard на работу с интернет-казино и порносайтами. Другие платежные компании старались избегать их, но клиенты с сомнительной репутацией помогли Wirecard в трудное время удержаться на плаву.

К 2005 году Wirecard была зарегистрирована на Франкфуртской фондовой бирже и открыла банковское подразделение по выпуску кредитных карт Visa и Mastercard. Позже компания заключила сотрудничество с American Express, Apple Pay, Alipay, Discover, China UnionPay, JCB и WeChat Pay. В результате Wirecard смогла как обрабатывать платежи, так и выпускать кредитные карты. В этом заключается сложность бизнес-модели компании — со стороны сложно разобраться в потоке платежей клиентов, компаний и банков.

Важным шагом в развитии Wirecard стало открытие в 2007 году подразделения в Сингапуре для обслуживания азиатского рынка. В какой-то момент дочерняя компания отвечала почти за половину всего бизнеса и сделала Маркуса Брауна миллиардером. Wirecard активно росла за счет вложений в азиатские компании мобильных платежей, что позволило ей преодолеть кризис 2008 года.

Однако в том же году Wirecard вызвала первые подозрения в манипулировании отчетностью. Глава Немецкой ассоциации акционеров (SdK) заявил, что консолидированная отчетность компании за 2007 год была неполной и вводила в заблуждение. Wirecard наняла аудиторскую фирму Ernst & Young (EY) для проведения аудита, который не выявил никаких нарушений. Автор доклада ассоциации был подвергнут судебному преследованию — он обладал долей в акциях Wirecard и смог заработать на падении акций, последовавшем после обвинений.

В 2011−2014 годах Wirecard стала предоставлять решения для набирающих популярность беспроводных платежей. Это помогло компании привлечь от акционеров €500 млн и начать агрессивную международную экспансию. В это время Браун скупал небольшие платежные компании по всей Азии, привлекая все больше инвесторов и разгоняя цену акций. К 2014 году Wirecard вышла за пределы Азии, открыв представительства в Новой Зеландии, Австралии, Южной Африке и Турции. В 2015 году она добралась до рынка Индии, а в 2017 году купила подразделение предоплаченных банковских карт Citigroup, работавшее в 11 странах и обслуживавшее около 20 000 ритейлеров, что позволило Wirecard выйти на рынки Северной Америки.

Однако вместе с прибылью росли и вопросы к финансовой отчетности Wirecard. В 2015 году Financial Times опубликовала серию материалов о компании, предположив, что в ее балансе есть дыра в €250 млн. Исследовательская компания J Capital Research заявила, что азиатских операций Wirecard намного меньше, чем утверждается в официальных данных. Wirecard ответила обвинениями в том, что исследование было проведено по заказу со стороны тех, кто хотел заработать на снижении акций компании. Ряд аналитиков также отмечали, что покупаемые Wirecard задорого азиатские компании были небольшими фирмами с незначительными доходами, поэтому просто не могли генерировать ту выручку, о которой заявляла компания.

В 2017 году Wirecard стала самой крупной финтех-компанией Европы и прошла аудит EY. Все это подогрело энтузиазм инвесторов и акции компании выросли за год вдвое. Акции Wirecard даже вошли в Dax-30 — важнейший фондовый индекс на Франкфуртской бирже. Это сделало ее привлекательным объектом для инвестирования пенсионных фондов со всего мира.

В течение 2018 года цена акций Wirecard выросла в три раза, ее капитализация достигла €22.5 млрд — так компания стала крупнейшей фирмой в Германии по этому показателю, обогнав таких гигантов, как Deutsche Bank и Commerzbank.

Обвинения в манипуляции отчетностью

Последние два года Wirecard постоянно отбивалась от обвинений в искажении своих финансовых отчетов. В марте 2018 года сингапурский офис компании начал собственное расследование в отношении трех членов собственной финансовой команды, подозреваемых в манипулировании отчетностью. К октябрю расследование было фактически прекращено.

В январе 2019 года в Financial Times (FT) опубликовали серию статей о расследовании в Сингапуре. Руководство Wirecard сразу же назвало обвинения ложными. Но Федеральное управление финансового надзора Германии (BaFin) начало расследование по обвинению в манипулировании рынком. В феврале того же года FT писало, что руководство сингапурского отдела Wirecard манипулировало финансовой отчетностью в нескольких азиатских странах с целью получить лицензию в Гонконге для эмиссии предоплаченных карт в Китае. Схема выглядела так: крупную сумму денег переводили из банка в Германии, она отображалась на балансе в Гонконге, затем переводилась фиктивному клиенту, который переводил ее в индийское подразделение, чтобы там ее засчитали за выручку. Издание FT отметило, что по сравнению с консолидированной выручкой масштабы махинаций были незначительны. Журналисты писали, что два топ-менеджера в Германии знали о махинациях, и предположили, что таким образом они скрыли невыполнение финансовых целей.

В том же месяце полиция Сингапура обыскала офис Wirecard. Это привело к падению ее акций на 40%. Компания отрицала все обвинения и подала на FT в суд, инкриминируя изданию сговор с играющими на понижение котировок инвесторами. После чего BaFin на два месяца запретил шорт-торговлю ценными бумагами компании, аргументируя это «важностью Wirecard для экономики» и «серьезной угрозой доверия к рынку» в случае падения акций ниже €100.

В марте 2019 года FT сообщило, что половина бизнеса Wirecard фактически находится на аутсорсинге, а обработка платежей проводится партнерами, которые платят Wirecard комиссию. Пытаясь найти офисы некоторых из этих партнеров Wirecard на Филиппинах, издание обнаруживает отставного моряка и его семью, которые озадачены, узнав, что их дом является офисом международного платежного сервиса. Сингапурские власти обвинили пять сотрудников Wirecard и восемь азиатских дочерних компаний группы в мошенничестве и искажении отчетности.

В том же месяце юридическая фирма Rajah & Tann, нанятая Wirecard в феврале 2019 года для внутреннего расследования, обнаружила признаки искажения отчетов со стороны нескольких сотрудников сингапурского офиса, но подчеркнула, что руководство в Германии ничего об этом не знало, а регулирующие нормы не были нарушены. Сотрудники были уволены, а акции отыграли свое падение.

В апреле прошлого года FT публикует дополнительную информацию об аутсорсинговой обработке платежей Wirecard. По данным издания, большая часть прибыли компании приходилась на три непрозрачных партнера на Филиппинах, в Сингапуре и Дубае. Браун опровергал эти цифры, называя их неточными. Аудит Ernst & Young с незначительными изменениями подтверждает правильность отчета за 2018 год. В том же месяце BaFin вновь встал на сторону Wirecard и подал уголовную жалобу против нескольких шорт-продавцов и двух журналистов FT после того, как Wirecard обвинил их в негативной отчетности, которая была создана с целью снизить цену акций.

В октябре 2019 года FT опубликовало документы, свидетельствующие о том, что сотрудники Wirecard, вероятно, завышали продажи и прибыли в дочерних компаниях Wirecard в Дубае и Дублине, чем вводили в заблуждение аудиторов EY почти десять лет, так как клиенты, перечисленные в предоставляемых ей документах, никогда не существовали. В декабре издание сообщило, что Wirecard использовала депозитные счета компании и нескольких партнеров-попечителей, чтобы увеличить денежные остатки.

Wirecard продолжила отрицать обвинения, но под давлением обеспокоенных инвесторов наняла KPMG, чтобы провести специальный аудит, который должен был «очистить» имя компании. Он продлился шесть месяцев, его результаты были опубликованы в конце апреля 2020 года. В итоге аудиторы не смогли проверить некоторые из сделок Wirecard с третьими сторонами в 2016−2018 годах Также они обнаружили, что единственным доказательством существования на счету компании €1 млрд были документы, предоставленные сингапурским попечителем, который разорвал связи с Wirecard одновременно с началом аудита.

После публикации выводов KPMG акции Wirecard вновь пошли вниз, и затем BaFin запретил открытие шорт-позиций по ним до 18 апреля.

Горячий июнь 2020 года

В июне BaFin наконец переключил свое внимание с критиков Wirecard на саму компанию. 5 июня прокуратура провела обыск в штаб-квартире Wirecard, после открытого несколькими днями ранее дела против Маркуса Брауна и трех других членов Исполнительного совета компании по подозрению в разглашении вводящей в заблуждение информации, которая могла повлиять на цену акций.

Еще весной Wirecard должна была опубликовать финансовый отчет за 2019 год, но несколько раз переносила его выпуск из-за задержек со стороны EY, откладывавшей публикацию своего аудита Wirecard за 2019 год. В итоге 18 июня аудиторы Ernst & Young заявили, что так и не смогли найти €1.9 млрд ($2.1 млрд) на трастовых счетах доверительных управляющих в двух Филиппинских банках, BDO Unibank и Bank of The Philippine Islands — около четверти ее баланса. Центральный банк Филиппин заявил, что деньги никогда не входили в его денежные системы, а оба банка отрицали наличие сделок с Wirecard. Власти страны начали расследование в отношении некоторых сотрудников компании. EY также заявила, что во время завершения аудита 2019 года ей были предоставлены ложные данные в отношении счетов депонирования, о чем фирма уже сообщила правоохранительным органам. «Есть четкие признаки того, что это было тщательно разработанное и изощренное мошенничество с участием нескольких сторон по всему миру», — сказано в заявлении EY.

Это привело к обвалу котировок бумаг Wirecard. Всего за несколько дней акции потеряли более 95% своей стоимости, упав с €104 до €2.65. Облигации, выпущенные компанией в июне на €500 млн, опустились ниже €0.40 за штуку.

В ответ Wirecard заявила, что стала жертвой мошенничества, что будет работать вместе с Ernst & Young над прояснением и решением ситуации, а также отстранила главного операционного директора.

Дело Wirecard вызвало огромный резонанс в деловых и регуляторных кругах Германии. 22 июня глава BaFin Феликс Хуфельд признал, что скандал с Wirecard — это «полная катастрофа», и раскритиковал бездействие своей собственной организации. Несколько крупных чиновников призвали пересмотреть регулирование в сторону его ужесточения.

Ряд крупнейших инвесторов и акционеров Wirecard (DWS, Deka Investment) заявили, что обсуждают юридические шаги против компании. EY также столкнулся с коллективным иском Берлинской юридической фирмы Schirp & Partner и адвоката Марка Либшера от имени пострадавших акционеров и инвесторов. Предполагается, что претензии к Ernst & Young могут в конечном итоге превысить €500 млн.

19 июня Маркус Браун ушел в отставку, и генеральным директором Wirecard стал главный комплаенс-директор компании Джеймс Фрейс. 22 июня Wirecard впервые признала масштаб многолетних махинаций с отчетностью, заявив, что пропавших €1.9 млрд, вероятно, попросту не существует. В тот же день Маркус Браун был арестован полицией Германии по обвинению в завышении доходов компании и искажении данных о ее балансе. Через день он был освобожден под залог в €5 млн. Бывший главный операционный директор Ян Марсалек также находится под следствием и, предположительно, скрывается в Азии.

25 июня правление Wirecard подало заявление в Мюнхенский суд на открытие процедуры банкротства «из-за угрозы неплатежеспособности и чрезмерной задолженности». Пока банкротство затронет лишь головную компанию группы, но также изучается возможность банкротства и дочерних компаний. По данным Reuters, долг Wirecard перед кредиторами составляет около $4 млрд, из которых €1.3 млрд ($1.5 млрд) должны были быть погашены в течение недели. Но несмотря на то, что на балансе дочерней компании Wirecard Bank около €1.4 млрд, у кредиторов немного шансов получить обратно свои деньги. По данным Reuters, она подделала данные о двух третях своих продаж, а это значит, что денег на погашение всех долгов не хватит, и теперь кредиторы компании готовятся списать кредиты как невозвратные.

Крах Wirecard отразился и на крипторынке. 26 июня британский финансовый регулятор FCA приостановил деятельность британской дочерней компании Wirecard Card Solutions, обрабатывавшей электронные платежи и предоплаченные карты. В результате пользователи платежной системы Payoneer, а также предоплаченных карт Pockit, Anna Money, FairFX, Curve, сервисов Crypto.com, Boon, CardOneMoney, Pockit, U Account, McLear Ring, Morses Club, Holvi и другие лишились доступа к своим деньгам. Однако уже 29 июня регулятор снял ограничения, и Wirecard Card Solutions заработала снова, вернув клиентам возможность пользоваться картами.

Чему скандал с Wirecard учит крипто-индустрию

Wirecard — это не фирма-однодневка, попавшаяся на оболванивании наивных частных инвесторов. Это крупнейшая финтех-компания Европы, неоднократно проходившая аудиты от ведущих фирм и получавшая финансирование крупных банков.

Однако ей удалось манипулировать финансовой отчетностью и рисовать миллиарды, которых не было. Сложно поверить, что руководство компании этого не знало — в конце концов, в случае своей добросовестности оно было бы больше всех заинтересовано в том, чтобы докопаться до правды и убрать любые нестыковки. Да, заподозрить неладное простому частному инвестору было непросто — обожглись даже профессионалы. Но и сказать, что крах Wirecard стал полной неожиданностью тоже нельзя — обвинения в финансовой нечистоплотности преследовали ее многие годы.

Для крипторынка это хороший и очевидный урок — не доверять ничему слепо и не верить на слово уверениям компаний, попавшихся на махинациях. Разве на крипторынке не было организаций, утверждающих, что их монеты полностью обеспечены, и затем теряющих деньги? Однако это ничему не учит рынок, и подозрительные проекты продолжают появляться. Когда-нибудь регуляторы доберутся и до них.

Источник: DeCenter

Читайте также

Вверх