Централизация EOS — истерия неудачников или действительно страшная угроза?

EOS уже достаточно долгое время входит в десятку крупнейших криптовалют по капитализации, однако практически с самого начала своего существования проект подвергается критике из-за опасений в недостаточной децентрализации и отсутствии прозрачности при принятии решений.

Как ожидают разработчики, сеть EOS, нередко называемая «убийцей Ethereum», сможет обрабатывать миллионы транзакций в секунду, предлагая при этом нулевые транзакционные комиссии и высокую масштабируемость. Однако все эти преимущества, по убеждению многих представителей индустрии, сведет на нет высокий уровень централизации.

Действительно ли это так? Журнал ForkLog рассмотрел текущее положение дел в проекте и попытался выяснить, существует ли на самом деле та самая угроза централизации, о которой так часто говорят в сообществе.

Децентрализация и EOS

Децентрализация — одна из главных характеристик заслуживающей доверия криптовалюты, так как обеспечивает устойчивость к цензуре. Она достигается посредством вовлечения в процесс добычи и валидации блоков большого числа участвующих сторон. Это особенно актуально для криптовалют, работающих на алгоритме Proof-of-Work: чем больше участников, тем лучше. Проблема в том, что все эти участники должны постоянно синхронизировать свои версии блокчейна.

В случае платформ смарт-контрактов, к которым относится EOS, каждый производитель (продюсер) блока также должен выполнять код каждого контракта. Это весьма ресурсоемкий процесс, существенно ограничивающий пропускную способности сети.

Идея EOS состоит в том, что процесс хранения данных блокчейна, распространение блоков и выполнение кода смарт-контрактов обеспечивает всего 21 участник (производитель блоков или блок-продюсер). Эти производители блоков синхронизируют данные только друг с другом, что собственно и позволяет выйти на более высокий уровень пропускной способности сети.

Возникает закономерный вопрос — как же выбираются эти блок-продюсеры? В целом, за кандидата на эту роль может проголосовать любой обладатель монет EOS, после чего те валидаторы, которые получили наибольшее число голосов, наделяются правом на создание блоков и, соответственно, получение наград.

Финансовый стимул при этом достаточно высок — при средней ежедневной награде в 950 EOS в день блок-продюсеры по текущей цене ($3.30 по состояния на вечер 27.10.2019) получают более $1,1 млн в год. Дополнительные награды поступает в виде распределения до 5% от годовой эмиссии токенов, и тут речь также идет о миллионах долларов. 

Несмотря на то что алгоритм консенсуса Delegated Proof-of-Stake (DPoS) , на котором работает EOS, часто называют формой «цифровой демократии», такие высокие награды означают вероятность того, что однажды избранный блок-продюсер захочет оставаться в этой роли как можно дольше. Это соответственно порождает риск коррупционной составляющей — покупка голосов с «откатами» для проголосовавших в поддержку того или иного игрока с дальнейшим созданием альянсов, члены которых голосуют друг за друга, поддерживая устоявшуюся иерархию.

Например, именно такая ситуация возникла в прошлом году в сети Lisk, еще одной криптовалюты на алгоритме dPoS, где сформировались два влиятельных картеля.

Как только такие «демократически выбранные» альянсы сформированы, децентрализация и устойчивость к цензуре становятся пустыми словами, поскольку их участники могут менять правила игры, подстраивая их под свои потребности. Конечно, можно предположить, что альянсы будут придерживаться этического поведения, но вера кому-либо на слово полностью противоречит всем тем принципам, на которых строится концепция криптовалют.

Китайское влияние

Проблема централизации EOS поднималась еще до запуска проекта в прошлом году, но первые действительно тревожные сигналы поступили минувшим летом, когда из списка производителей блоков неожиданно был исключен EOS New York — до этого один из ключевых игроков сети, в течение года бесперебойно исполнявший возложенную на него функцию. Одновременно с этим в списке валидаторов оказалось сразу девять организаций из Китая, вызвав беспокойство в связи с возможным вмешательством властей этой страны в работу сети.

«Мы уверены в той ценности, которую даем этому сообществу, и вернемся обратно», – заявил сразу после этого представитель EOS New York Кевин Роуз.

При этом он также признал наличие проблем в системе голосования, заявив о том, что были известны случаи, когда блок-продюсеры пытались купить голоса у держателей EOS.

«Существуют крупные держатели токенов, так называемые киты… Поскольку в голосовании используется не так много токенов относительно совокупной эмиссии, когда кто-то из них подключается, это сразу заметно», — сказал Кевин Роуз.

Спустя некоторое время права организации были и вправду восстановлены, однако сегодня она находится лишь на 38-м месте в списке производителей блоков, то есть входит в число кандидатов.

Те события практически совпали по времени с решением рейтингового агентства Weiss Ratings понизить рейтинг EOS из-за «серьезных проблем» с централизацией проекта. При этом всего за несколько месяцев до этого в отчете, посвященном формирующимся тенденциям на рынке цифровых активов, Weiss Ratings дал EOS оценку А, назвав проект конкурентом Ethereum за статус технологии, которая станет фундаментом нового интернета.

Игроки покидают EOS

В августе 2018 года на блокчейне EOS была запущена P2P-сеть онлайн-энциклопедии Everipedia, ставшая инструментом вознаграждения пользователей за добавление и исправление материалов.

Однако ровно через год, в августе 2019 года, директор по информации Everipedia Ларри Сэнгер публично высказал недовольство тем фактом, что EOS по сути контролируется группой лиц.

«Мы не можем продолжать создавать децентрализованные приложения на EOS, если сеть фактически централизована в руках китайцев. Я пытался поднять этот вопрос внутри системы с тех пор, как узнал о проблеме этим летом. Простите, но это не может больше продолжаться», — написал он в Twitter.

Эти слова Сэнгера прозвучали в ответ на выложенную в сеть запись выступления известного предпринимателя и представителя EOS Alliance Брока Пирса, в котором он также поднимает вопрос о засилье «китайского олигархата».

Позже Ларри Сэнгер посчитал нужным пояснить, что речь об отказе Everipedia от использования EOS не идет, но вскоре после этого первый громкий уход из экосистемы все же состоялся.

Так, в начале сентября об отзыве своей кандидатуры в блок-продюсеры объявила компания EOS Tribe, один из участников запуска первой версии сети EOS.

«EOS Tribe никогда не принимала участия в игре под названием «торговля голосами» и всегда оставалась верна своим принципам. По этой причине мы решили покинуть EOS как блок-продюсер. Мы свободны говорить правду и предупредить остальных», — заявил Евгений Лузгин из EOS Tribe.

По его словам, зарабатывать деньги на обслуживании блокчейна EOS без помощи китов становится невозможно. Киты же в свою очередь преимущественно ориентированы на поддержку китайских блок-продюсеров, в то время как команды, обладающие наибольшей технической компетентностью, оказались вытеснены в нижнюю часть списка кандидатов.

Евгений Лузгин добавил, что EOS Tribe сосредоточит усилия на других блокчейнах и имплементациях программного обеспечения EOISO.

«По мере того как сеть EOS становится более централизованной и испытывает проблемы, она все менее привлекательна для новых приложений и бизнесов. К счастью, есть альтернативы в виде таких сайдченов, как Telos, Worbli, BOS и Meet.One», — добавил он.

Также Лузгин высказал сочувствие разработчикам, которые вложили свои таланты и усилия в развитие EOS, однако затем выбыли из списка блок-продюсеров или даже кандидатов. На их место в числе прочих пришли крупные биржи вроде Bitfinex, ОKEx и Huobi.

«Для них  EOS – это работа на стороне, еще один источник прибыли. У них другой подход. Они не принимают полноценного участия в жизни сообщества», – сказал Лузгин о появлении в экосистеме EOS крупных бирж.

Сложившуюся ситуацию специально для ForkLog прокомментировал Брок Пирс.

«EOS прекрасен с точки зрения пользовательского опыта, децентрализованных приложений и прочих сопутствующих решений. Однако есть одна проблема – управление. Большинство крупнейших производителей блоков базируется в Китае, из-за чего многие ставят под вопрос децентрализацию сети, и в определенной степени они правы. Некоторые наиболее талантливые люди покидают проект, и я вынужден признать, что будущее EOS меня беспокоит очень сильно. Мы идем в неправильном направлении. Решать это необходимо уже сейчас, и вопрос не терпит отлагательств», — сказал он.

Поможет ли новый механизм управления?

В середине октября практически одновременно были представлены в целом схожие друг с другом предложения по обновлению механизма управления блокчейном EOS. Автором первого выступил Дэн Лаример (технический директор Block.One — компании-разработчика протокола EOSIO), второе предложение поступило от уже упомянутого выше EOS New York.

Лаример предлагает дать право голоса только токенам, заблокированным в долгосрочном контракте на стейкинг. Доход от него должен компенсировать потерю ликвидности и быть пропорциональным продолжительности блокировки токенов. Для этого Лаример считает целесообразным ввести систему рыночных процентных ставок, подобную ценным бумагам Казначейства США.

Также он предлагает создание шести стейкинговых пулов, блокирующих средства на 3, 6, 12 месяцев, 2 года, 5 и 10 лет. Пользователи будут получать доход пропорционально доле в пуле, в то время как вес голоса будет рассчитываться по сумме их долей в каждом стейкинг-пуле.

Выборы 21 производителя блоков Лаример предлагает проводить по принципу «один токен — один голос». Вознаграждение производителей должно составлять 0,5% годовой эмиссии и определяться пропорционально полученным голосам, а не на основе блоков. Максимальная годовая инфляция токенов предполагается в размере 3,5%.

Чтобы стимулировать надежное производство блоков, избиратели (стейкеры) будут наказываться падением доходности за пропуск блоков производителем. Например, при падении надежности до 97%, доходность уже составит 73% от максимальной. Таким образом даже небольшие производителей блоков будут вынуждены обеспечивать высокую надежность.

Лаример считает, что предложенные изменения в первую очередь не позволят биржам голосовать токенами пользователей. Более мелкие игроки смогут при этом получить дополнительное влияние и более высокую доходность, участвуя в долгосрочных стейкинг-пулах, что повысит децентрализацию сети.

Кроме того, поскольку токены из стейкинг-пулов не смогут попасть на биржу ресурсов EOS (REX), это увеличит ее пропускную способность. Доходность REX будет определяться по самому короткому 3-месячному пулу, что стимулирует переход в них пользователей. Токены REX, согласно предложению Ларимера, при этом также не получат права голоса.

Что говорят топ-игроки

Дэн Лаример подчеркнул, что его предложение — лишь частное мнение, не отображающее позицию компании. Тем не менее в комментариях к своей записи на вопрос представителей проекта EOSGames.guru о том, как именно можно реализовать подобную модель при условии, что «зловредные» киты уже контролируют основную сеть, он отметил, что в действительности последние будут зарабатывать даже больше, чем сейчас.

Однако крупные производители блоков, похоже, вполне удовлетворены сегодняшним состоянием дел в сети и не видят какой-либо необходимости в переменах. Например, такую точку зрения высказал в комментарии ForkLog Сергей Васильчук из AtticLab, крупнейшего блок-продюсера Восточной Европы, занимающего на сегодняшний день шестое место в списке валидаторов сети EOS.

«Хотя я и был вовлечен в процесс создания предложения от EOS New York, я не считаю его жизнеспособным. Это идеалистическое видение западного мира, но в целом все это больше напоминает истерию. Да, они стояли у истоков проекта, но потеряли свои позиции лидеров, приводя при этом массу причин, почему это произошло», — сказал Сергей Васильчук.

По его словам, азиатские инвесторы сегодня играют действительно важную роль в экосистеме EOS, и это нормально.

На вопрос о том, присутствует ли проблема покупки голосов, Сергей Васильчук сказал:

«Проблема совершенно в другом — в ликвидности бирж, и для стимулирования прихода новых клиентов они приглашают держателей EOS. В то же время отдача голосов подразумевает заморозку ликвидности и невозможность использования монет в течение определенного периода. Поэтому биржи выплачивают пользователям дивиденды. Можно ли это назвать это покупкой голосов? Я в этом не уверен».

Также Сергей Васильчук убежден, что «обиженные» организации вроде EOS New York и EOS Tribe, хотя и имеют моральное право оспаривать свое место в экосистеме, в свое время оказались не в состоянии запустить механизм, который бы дал толчок развитию всей сети. Сегодня же они просто неспособны конкурировать с крупными биржами с точки зрения обеспечения ликвидности.

Также он поставил под сомнение утверждение о том, что биржи не принимают участия в развитии сообществ.

«Какое участие они должны принимать? Сидеть в соцсетях и что-то писать? Давайте лучше спросим у тех, кто жалуется, сколько монет у них сегодня в кармане! И тут вы увидите, что у них то ничего и нет — ноль!».

Как заключил Сергей Васильчук, валидаторами сети EOS должны быть по-настоящему профессиональные игроки, способные обеспечить инфраструктуру и ликвидность.

«Проблема EOS отнюдь не в валидаторах. Проблема в недостаточном количестве работающих приложений. Что же касается валидаторов — все происходит правильно. Это Proof-of-Stake, и безопасность таких сетей должны обеспечивать те игроки, которым есть чем рисковать».

По состоянию на сегодняшний день ключевые места в списке валидаторов EOS действительно занимают крупные азиатские биржи — OKEx, Huobi и Bitfinex.

В списке 21 производителя блоков при этом присутствуют 8 представителей Китая.

Оправдано ли беспокойство небольших игроков или же вопрос упирается исключительно в финансовую выгоду проектов? Однозначный ответ дать крайне сложно, поскольку позиция «китов» совершенно очевидно отличается от мнения менее крупных игроков. Однако ключевым остается вопрос децентрализации, и с этой точки зрения тревожные настроения последних, вероятно, все же обоснованы.

Andrew Asmakov

Источник: forklog.com

Читайте также

Вверх