Роль криптовалют в век автономизации

Источник: Coin Post

Многие любят сравнивать шум вокруг Биткоина с тюльпанной лихорадкой, но я бы с ними не согласился.

Интерес к криптовалютам действительно может иногда входить в маниакальную стадию, когда курс теряет всякую связь с их полезностью, но это не отражает полную картину.

Технология блокчейн, и, следовательно, криптовалюты, является технологической революцией и продолжает цикл таких технологических революций прошлого, как промышленная и информационная.

В этой статье я объясню, в чём состоит разница между Биткоином (и классом криптоактивов в целом) и тюльпанной лихорадкой.

Я хочу показать, что криптовалюта в тесной связи с другими технологиями запустит новый длинный экономический цикл.

Технологические революции изменяют мир, и я покажу, как, когда и где в этой картине найдётся место криптоактивам.

Время от времени я буду взаимозаменять термины «блокчейн» и «криптовалюта», поскольку они неразрывно связаны между собой.

Чтобы технология блокчейн смогла изменить мир, она должна быть реализована в виде криптовалюты.

Биткоин стал первой демонстрацией возможностей технологии под названием «блокчейн».

Он привнёс в мир нечто новаторское, создав глобальную систему для цифрового хранения и передачи ценности, которая, за счёт децентрализации, неизменности и системы стимулов, позволяет осуществлять транзакции без вовлечения третьих сторон (например, банка).

Более того, следующее поколение криптовалют принесло с собой возможность составлять смарт-контракты (то есть по сути они стали «программируемыми деньгами»).

Эти новые возможности запустят целую волну технологического развития, сосредоточенного вокруг глобального создания, хранения и передачи ценностей.

Давайте посмотрим, из чего состоят технологические революции и наступающие за ними долгосрочные экономические циклы.

Модель технологических революций

Недавно я прочитал книгу Карлоты Перес «Технологические революции и финансовый капитал: динамика пузырей и период процветания».

Автор выделяет 5 революционных скачков за последние 200 лет и объясняет модель и механику, по которым развиваются эти долгосрочные циклы.

После прочтения я задумался о последней технологической революции, вызванной появлением интернета.

Мне захотелось сравнить, как мой жизненный опыт соотносится с описанным в книге – и в результате смог по-новому взглянуть на век интернета.

Затем я стал размышлять, можно ли подвести ту же логику под то, что происходит сейчас с искусственным интеллектом (ИИ) и криптовалютами. И пришёл к выводу, что да, можно.

Согласно Перес, каждый масштабный технологический скачок состоит из двух периодов, которые сильно отличаются друг от друга: периода становления и периода развёртывания.

В сумме они длятся 40–60 лет (то есть по 20–30 лет на каждый из двух периодов).

Далее, каждый период делится на две фазы. Период становления состоит из фаз внедрения и агрессии.

Период развёртывания, в свою очередь, состоит из фаз синергии и зрелости. Между двумя периодами находится ключевая точка – Перес называет её «переломным моментом».

Именно здесь происходит самое интересное. Поскольку речь в этой статье идёт про текущую технологическую революцию, мы сфокусируемся на текущем периоде становления и двух фазах, из которых он состоит – то есть на всём, что происходит вплоть до переломного момента текущего скачка.

Иллюстрация из книги К. Перес «Технологические революции и финансовый капитал» (Москва, Издательство «Дело», 2011 г.)

В этой книге описываются некоторые общие модели, по которым происходит развитие технологических революций во времени, а также фазы, из которых состоят циклы развития, и всё это иллюстрируется примерами из технологических революций прошлого.

Вот те пять технологических революций, произошедшие за последние 200 лет, о которых говорит Перес:

1. промышленная революция (1771–1829 гг),

2. эпоха пара и железных дорог (1829–1873 гг),

3. эпоха стали и электричества (1875 — 1918 гг),

4. эпоха нефти и массового производства (1908 — 1974 гг),

5. эпоха информации и телекоммуникаций (1971 — 20?? гг).

К этому списку я предлагаю добавить ещё эпоху автономизации (2009 — ? гг).

Шестой скачок – новая эра

Основываясь на описанной в книге модели, я считаю, что мы недавно вступили в новую эру – эпоху автономизации.

Многие говорили о «веке автоматизации», но, на мой взгляд, такое название для него было бы несколько неточно.

Автоматизация фокусируется на создании независимых (автоматизированных) систем и процессов, не требующих вмешательства со стороны оператора (человека). Автономизация же направлена на создание самоуправляющихся систем.

Как вы увидите дальше, это небольшое различие очень важно.

Эта новая технологическая революция вписывается в модель цикла Кондратьева (длинноволновую парадигму) и модель, описанную Перес в своей книге.

Некоторые аналитики уже отмечали, что криптовалюты следуют длинноволновому циклу Кондратьева.

Ниже мы поговорим о паттернах внутри цикла технологической революции, перечислим события, характерные для каждого её периода, и рассмотрим всё происходящее в более широком контексте.

Современное описание века автоматизации

Как я уже сказал, о веке автоматизации писали многие – просто загуглите этот термин. Он связан с искусственным интеллектом, интернетом вещей и робототехникой.

За последние несколько лет на эту тему было снято множество документальных фильмов и написано ещё больше книг.

Уже сегодня существуют торгуемые на бирже фонды (ETF), ориентированные на ИИ/робототехнику и автоматизацию – например, $BOTZ или $ROBO.

Автоматизация – это важный тренд, но не он здесь главный.

На мой взгляд, искусственный интеллект, робототехника или интернет вещей сами по себе не могут запустить технологическую революцию.

Для этого нужна другая технология – блокчейн и идея децентрализации, на которой он строится. По-настоящему важный тренд – это автономизация.

Блокчейн – последняя деталь пазла

Точку зрения авторов, не связывающих автоматизацию и криптовалюту в единый процесс, я тоже считаю очень важной и полезной для всего нашего движения, однако они упускают некоторые вещи.

Технологии, развивающие автоматизацию – такие как ИИ и робототехника – легко могут быть встроены в существующую парадигму.

Любая компания, вкладывающаяся в разработку таких технологий, сорвёт большой куш. Однако никакого изменения статуса-кво и сдвига парадигмы при этом не произойдёт.

У криптовалюты есть три ключевых инновационных особенности, позволяющей ей быть важным столпом нового Века.

Во-первых, это новая цифровая модель глобального создания, передачи и хранения ценности.

Во-вторых, это возможность создания и поддержки смарт-контрактов, которые позволяют программировать передачу ценности согласно требуемым правилам.

В-третьих, это децентрализация, которая позволяет нам перейти организационные границы и устранить ограничения централизованных организаций или центральной власти.

Сдвиг парадигмы заключается в трансформации того, как мы делаем сообща нашу работу и управляем нашими взаимоотношениями.

Он происходит благодаря децентрализованным автономным организациям (DAO), смарт-контрактам и новым моделям управления.

Это возвращает власть от централизованных организаций назад к индивидуумам.

Всё это происходит в царстве криптовалют. Именно поэтому я считаю криптовалюты последней технологией, необходимой для начала нового века.

Во время последнего скачка интернет был его важной составной частью, но не ключевым элементом. Он был неотъемлемым механизмом, но революция заключалась не в нём самом.

Это был век информации. Аналогично этому, новый скачок заключается в автономизации.

Криптовалюта будет его неотъемлемой составной частью, но революция заключается не только в криптовалюте.

Она является последним столпом, который поддержит более широкую эпоху – эпоху автономизации.

Эпоха автономизации – что она несёт

Эта новая эпоха принесёт с собой трансформационные изменения. Она изменит все аспекты того, как бизнес и организации производят товары и услуги.

По всему миру, во всех отраслях, сообществах и странах будут организовываться автономные агенты для выполнения работы, генерирования ценности и последующей её передачи и хранения.

Это станет возможным благодаря программному обеспечению – агентам и ботам, разворачивающим смарт-контракты в криптовалютных сетях.

Роботы научатся выполнять любые действия в физическом мире. Интернет вещей предоставит сенсоры и сети для сбора и передачи данных.

Искусственный интеллект предоставит экспертизу и оценку внутри закрытой системы.

А децентрализованные криптовалютные платформы обеспечат перемещение ценности между организациями с помощью смарт-контрактов и хранение ценности, созданной в процессе работы.

Это также возродит баланс между отдельным человеком и группой.

Автономные агенты, работающие в децентрализованном мире, позволят людям инвестировать и работать над проектами, в которых они заинтересованы, и получать вознаграждение за свой вклад.

Получение токенов за работу или инвестиции в криптоактивы вновь сделает конечным выгодополучателем отдельного человека.

Отпадёт необходимость в существовании таких дорогостоящих посредников, как Facebook, Uber, Google, которые извлекают ценность и распределяют её по своему усмотрению.

Централизованные организации больше не будут получать всю выгоду.

Власть вернётся к людям, поскольку они смогут голосовать внутри новых систем управления – без политиков и каких-либо посредников, манипулирующих коллективным мнением.

Где мы находимся сейчас?

Важно понять, на каком именно этапе находится наш цикл в настоящий момент.

Я думаю, что моментом «Большого взрыва» стало изобретение Биткоина в 2009 году.

В сферах искусственного интеллекта, интернета вещей и робототехники в начале и середине 2010-х годов был совершён значительный прорыв.

Последние девять лет были посвящены развитию новых технологий, и они пока ещё не дошли до широкой аудитории.

Всё это говорит о том, что мы находимся где-то в завершающей стадии фазы внедрения.

Кроме того, в 2017 году мы стали свидетелями горячих событий на рынке криптовалют, что намекает на близость фазы агрессии.

Иллюстрация из книги К. Перес «Технологические революции и финансовый капитал» (Москва, Издательство «Дело», 2011 г.)

Фаза внедрения – что произошло?

Как описывает фазу внедрения Перес, это начало цикла, вызванное открытием новой технологии. Эта фаза сфокусирована на технологии.

Она начинается с момента «Большого взрыва» – появления совершенно новой, революционной технологии.

Это хорошая новость, поскольку мир к этому моменту страдает от экономических проблем и безработицы, вызванных упадком старых отраслей прошлого скачка.

Возникновение новой технологии создаёт новые возможности, и во время Фазы Возникновения провидцы и ранние последователи пытаются разобраться, чем именно является новая технология и как она сможет изменить мир.

Фаза агрессии – чего ожидать?

Фаза агрессии начинается с интенсивного финансирования. В этот период основное внимание уделяется инвестированию и спекуляциям.

На сцену выходят спекулянты, и возникает разрыв между инвестициями и производством.

Более того, в эту фазу стоит ожидать роста разрыва между бедными и богатыми.

Фаза агрессии заканчивается моментом краха, после чего наступает переломный момент цикла.

«Ни тюльпанная лихорадка 1630-х, ни пузырь Компании Южных морей 1720-х не подходят под наше описание, поскольку во время этих событий не происходило никаких технологических революций. На самом деле существует множество психологических феноменов, связанных со спекулятивным поведением, но не имеющих отношения к ассимиляции технологических революций в капиталистическом контексте».

Карлота Перес, «Технологические революции и финансовый капитал: динамика пузырей спекулятивными периодов процветания».

Не каждый пузырь или маниакальное поведение являются частью технологической революции. Тюльпаны – это не технологическая революция.

Тем не менее существуют примеры, подпадающие под описанную выше парадигму – как технология блокчейн и, говоря шире, криптовалюты.

Таким образом, мы можем ожидать, что будущий цикл будет похож на технологические революции прошлого.

Заключение

Итак, мы стали свидетелями начала нового скачка, новой технологической революции.

Все действия будут сконцентрированы на достижении автономности на протяжении всего производственного цикла.

Криптовалюты будут играть здесь ключевую роль.

Рискну предположить, что к концу этого скачка человеческое общество больше не будет организовано вокруг труда и производства. Вопрос производства будет полностью закрыт.

Робототехника автоматизирует производство в физическом мире, информация будет передаваться через интернет вещей.

Программное обеспечение с помощью ботов, агентов и криптовалют будет генерировать, передавать и хранить мировую ценность.

Искусственный интеллект предоставит возможности для создания, изучения, оценки и адаптации каждого компонента децентрализованной системы. Новые модели породят наше новое будущее.

Прямо сейчас мы находимся в идеальном для инвестиций периоде.

Вот-вот начнётся фаза, во время которой спекуляции и инвестиции в новую технологическую революцию принесут гигантские прибыли – как железные дороги 19-го века и интернет-сервисы последнего скачка в эпоху информации и телекоммуникаций.

Криптовалюты – не то же самое, что тюльпанная лихорадка, поскольку их стоимость подогревается принятием новой технологии, которая изменит ход развития всего человечества.

Это произойдёт не за один день, но если вы обратите внимание, то увидите, что это лишь очередной виток, повторение уже известной нам истории.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: